В начало... » Ловушки психики » Нереальная любовь

Нереальная любовь

Почему-то мы склонны считать, что чувства должны быть взаимными. Дескать, это справедливо. Ты кому-то симпатизируешь — и он тебе симпатизирует. Ты кого-то раздражаешь — и он тебя раздражает. Ты кого-то видеть не можешь — и он тебя так же.

А в жизни нифига не выходит «по справедливости». Сплошь и рядом чувства складываются не по принципу симметрии, а по принципу дополнения. Чем меньше женщину, тем легче — и все такое. И те, к кому мы со всей душой, ни капельки нам навстречу не стремятся. Зато те, кого бы мы живьем в землю закопали, так и лезут на глаза, так и лезут. И свято верят, что справедливая фортуна поможет им слиться с вами в экстазе — все-таки они вас так любят, так любят! Эта любовь растопит и каменное сердце!

Подозреваю, что температура растопления каменного сердца такова, что неизбежно влечет за собой необратимые изменения в мозгу. Проще говоря, лично меня надо заживо сварить, чтобы добиться мягкости в отношении некоторых любящих натур. И мне, откровенно говоря, плевать на их чувства. «Вот такая вот зараза девушка моей мечты», как в песне поется.

Люди, которые хорошо к вам относятся, не становятся ни умнее, ни обаятельнее лишь из-за своего распрекрасного к вам отношения… А скучные люди не превращаются в интересных оттого, что продемонстрировали вам свою преданность. Хотя большинству такой «асимметричный ответ» подсознательно кажется жестоким, злым, несправедливым и вообще гадским. Ну, а если подумать? Просто взять и рассмотреть ситуацию с позиции какого-никакого, а разума? Задаться вопросом: ПОЧЕМУ то, что было нафиг не надо, вдруг должно изменить производимое впечатление, не меняя фактуры? Ответ один: не иначе как воспринимающая сторона болезнью заболела. Причем психической.

Вам никогда не встречались в прессе идиотические советы типа «Полюбите — и жизнь обретет новый смысл!»? Ну, и как они вам?

Предположим, вас что-то раздражает в вашей жизни. Человек или ситуация. И вот совет: надо эту неприятную ситуацию или неприятную личность… полюбить. И сразу же проблема решится, а содержание позитива в вашем окружении неумолимо возрастет. На первый взгляд все именно так и случится. Если сумеете полюбить то, что сейчас терпеть не можете.

Но попытайтесь подставить вместо одного ненавистного объекта другой ненавистный объект, попроще. Например, невкусное блюдо. Какую-нибудь молочную пенку или манную кашу, если вам они никогда не нравились. Или сигаретный дым. Или громкие вопли соседского кота в три ночи под вашим окном. Как это полюбишь? И сразу на ум приходит либо простая русская пословица «Насильно мил не будешь», либо цитата из классика вроде «Любовь не подчиняется приказу» (кто сразу начал мучиться вопросом: «Где я это слышал?», утешьтесь: это Лопе де Вега «Собака на сене»).

Нет рецепта формирования любви к тому, к чему успела сформироваться нелюбовь. Кроме одного. Мазохизм!

Вот он – способ полюбить нечто, рождающее в вашей душе страдание. Но помимо того, что мазохизм считается (теми же психологами) деструктивным способом реагирования, он к тому же и произрастает в подсознании с младенческих лет. Именно тогда подсознание начинает использовать тот или другой вариант адаптации к реальности. Это дерево, которое успевает вымахать на десятки метров ввысь и расправить гигантскую крону к моменту, когда личность начнет ощущать недовольство своей жизнью и своими ощущениями. И попытается их изменить.

Выкорчевать это дерево и посадить на его место что-нибудь поприятнее для глаза и души уже не получится. Корни и ветви проникают во все модели поведения, во все углы восприятия, во все грани индивидуальности.

А вот стать или, наоборот, перестать быть мазохистом (садистом, интровертом, экстравертом, эгоистом, альтруистом) нельзя. Можно лишь ограничить проявления этой стороны своей натуры и следить, следить, следить за своим внутренним деревом, своевременно его обрезать, чтобы не задавило все поросли, произрастающие под его сенью. Но замена одной сущности на другую – это утопия. Разрушить себя, чтобы свести проблемные ситуации к минимуму… Да стоит ли проблема того, чтобы ради нее себя потерять?

Наверное, те, кто на страницах прессы и на экране телевизора без конца озвучивают одно и то же предложение: «Любите! И любя, уподобляйтесь Великой Матери, изливающей свет божественной милости на всякое создание, вплоть до самых убогих!» — ответят: «ДА!!!» стройным хором. Им, небось, терять-то нечего.

Хотя, во-первых, любовь – не бригада МЧС, прибывающая на помощь всем, кто застрял в жопе сложной ситуации и сам выбраться не в состоянии. Любовь нельзя ни вызвать, ни развить, ни создать, ни даже качественно имитировать. Она возникает по воле не то рока, не то биохимических процессов, но отнюдь не по воле этики, пользы и психотерапии. Конечно, психотерапевт в результате долгих (и даже многолетних) усилий может вызвать у пациента терпимость к людям и вещам, доселе неприятным, или обратить его внимание на явления, доселе незамеченные. Но заставить человека полюбить – просто популярный киносценарий, растиражированный в сотнях комедий и мелодрам. Популярный, но на практике невыполнимый.

Реальность намного сложнее. Любовь – это качественно другое восприятие какого-нибудь предмета: объект обожания вызывает восхищение, что бы он ни сделал. Так длится некоторое время, потом восхищение угасает. По истечении любви у одних остаются приятные воспоминания, у других – горькое разочарование, у третьих – осадок стыда, у четвертых – теплые отношения и т.п. Не только у влюбленных, но и у родителей с детьми схема та же: сначала биохимический огонь обожания в крови, а по мере остывания — чувство более ли менее рациональное. Может быть, дружба, а может быть, чувство собственности. Хотя людям свойственно принимать за любовь даже имущественные претензии.

Итак, любовь – эмоция, меньше других связанная с разумом. И значит, ею нельзя оперировать, как, например, терпимостью или уважением. Слишком много в ней зависит не от мышления, а от ощущения.

Во-вторых, любовь – не бетонный могильник, в который можно спрятать что угодно, независимо от уровня токсичности. И вообще, прятать от своего сознания негативные эмоции за ширмочкой суперлюбви (как правило, выдуманной) – роковая стратегия. Причем роковая для тех, кто ее применяет. Таким способом мы всего-навсего пытаемся закупорить скороварку с эмоциями, надеясь, что она сама собой все сварит и потихоньку остынет.

Ага! Счас! Такое варево, как известно со времен Фрейда, само по себе не остывает. При закупорке «психологической емкости» давление внутри лишь возрастает, уродуя личность. А заодно и ее ближайшее окружение. Разве можно ставить подобные эксперименты на собственных близких? Ну и что, что «психолог сказал, сказал психолог»? Как говорил герой «Формулы любви» Алешенька: «Да пропади он пропадом, ваш папенька, с советами своими!»

Когда человек спрашивает с себя по ангельскому максимуму, всякая среднестатистическая реакция кажется ему позорным провалом. Завышенные требования к себе приводят к тому, что человек оказывается в своем личном аду. А его душа бродит в поисках выхода среди чертей и орудий пыток. В общем, неудавшиеся искатели «позитива» выпускают на волю воронью стаю страхов и комплексов. Зато советчик, взывавший к небывалой любви, только руками разводит: чего от вас, уродов, и следовало ожидать — при такой-то убогой фактуре! Или продолжает талдычить свое требование, как зависший компьютер.

Эти бои без выполнимых правил могут длиться годами.

В процессе насилия над собой личность постепенно подыскивает другие способы испытать удовлетворение — например, согласно принципу «Не догоню, так хоть согреюсь». Переключается, скажем, на психологическую игру «Почему это случилось со мной?», в ходе которой грузит своих знакомых историями о «чудовище», пригретом на груди. В роли чудовища может оказаться кто угодно – даже собственный ребенок «страдальца». Или на игру «Какой ужас!» (отечественный вариант «Откуда это у них?»), целиком состоящей из старческого ворчания в теплой компании единомышленников.

Да, отношения с родными, близкими и коллегами, будучи заброшены в ходе психологических игр, обветшали и пришли в негодность, взаимопонимание утрачено, контакт отсутствует. Зато какой сплоченный круг общения! Общество Анонимных Неудавшихся Возлюбленных! Фонд поддержки саботажа родительских обязанностей! Компания «Кукушка, Несушка и Ко»! А ближние и дальние… Да провались они совсем! Жизнь и без них богата ощущениями.

Это то, к чему можно придти, упорно понуждая себя к вселенской любви. И кстати, не так уж прекрасно суперчувство, как его малюют. Например, психологам известно такое явление, как любовная зависимость.

Даже после разрыва с дорогим человеком некоторые не в силах изгнать его образ из своего сознания. Их жизнь строится на том, чтобы без конца обсуждать, обдумывать, оплакивать ушедшие в прошлое отношения. Припоминать обиды, выстраивать вероятные (точнее, уже невероятные) сюжеты общения, вести воображаемые диалоги, рассказывать всем, кто готов слушать: «А я ему говорю… а он мне отвечает… а я тогда…» В этой колбе суперчувства годы уходят, как песок из часов – вниз, вниз, в пропасть. Любая возможность вернуться к жизни, найти другую тему для разговора, другой объект для размышлений, другие занятия для дня и другие сны для ночи воспринимаются как оскорбление «большого чувства».

Это похоже на жестокий ритуал захоронения заживо вместе с покойником всех его жен, слуг и домашних животных. Отношения умерли – и утащили за собой в склеп все, с ними связанное. И живую человеческую личность заодно.

Если человек все свои реакции ориентирует на один-единственный объект – это патология. И от нее, в свою очередь, крайне сложно вылечиться. Так что не надо желать себе подобных «радостей жизни».

Но так сладко рассчитывать на чудо – если не божественного, то биохимического происхождения. А не дождавшись, играть в психологические игры до полного разрушения себя.

поделиться:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Blogger
  • RSS
  • Блог Li.ру

8 Май, 2013 в 13:58