В начало... » Ловушки психики » Трусики Ронды Хёрли

she & he 03-thumb-680x453-187839

Название вряд ли кто поймет, но я объясню. Последний месяц, чувствуя острый дефицит интеллекта вообще и памяти в частности, я переключилась с чтения на сериалы. Просмотрела все сезоны «Сверхъестественного» в удивительной, доселе не используемой форме: открывала маленькое окно с фильмом в углу экрана, а пониже фильма — файл с заказной книгой. Смотрела сериал и одновременно писала апокалиптический труд про гармонию семьи, работы и офисного бентоса. Картины грядущего апокалипсиса из сериала «Сверхъестественное» меркли перед всепоглощающей бездной человеческой глупости. Но, по крайней мере, бездна глупости перестала вглядываться в меня.

В пятом, что ли, сезоне встретилась мне серия про грядущий 2014 год. Главный персонаж сериала, Дин Винчестер, встретился с собой будущим и едва не схлопотал пулю в лоб от себя же. После чего в ходе проверки Дин2009 рассказал Дину2014 о том, что знает только он — и боле никто. О трусиках Ронды Хёрли. Эти розовые и атласные трусики шалунья Ронда напялила на брутальнейшего Дина — «…и знаешь что? нам это понравилось». О чем, естественно, мачо Дин не решился поведать ни единой душе.

У каждого из нас в шкафу лежат трусики Ронды Хёрли. Пустяковейшая пустяковина, а вовсе не полноценный компромат, что бы мы себе ни воображали. Но из-за них неловкость душит нас, словно удав, сжимая кольца в тот самый миг, когда мы особенно уязвимы. Сжимает и шепчет на ухо: «Это было. Это было». А мы немеем и коченеем от чувства унижения и возможности разоблачения.

Кстати, если тряхнуть трусиками Ронды на публике — во всеуслышание и всеувидение — ни хрена ж не произойдет. Ну ухмыльнется публика, ну свистнет пару раз, ну похлопает… тебя по спине. Скажет, что ты даешь. Или не даешь. Или ваще. Публика, тысячеликий зверь, чует страх и боль. И кормится ими, жрет как не в себя. А надевал ты чужие трусики или не надевал, ей пофиг — если, конечно, тебе самому пофиг.

Я не раз и не два задумывалась, почему в моем журнале практически нет подзамочных постов. То есть отчего я вовсю пишу про свою личную жизнь, пишу матом, выворачиваю свои мысли и эмоции, не больно-то беспокоясь об имидже? Я ведь знаю, какая страшная сила имидж. Разве мне не нужна эта сила? Разве я не боюсь показаться истеричной, агрессивной, капризной, эгоцентричной, асоциальной сукой? Разве я не предпочла бы сыграть в предписанные психологические игры, чтобы мое горе выглядело вселенской скорбью, а радость не напоминала сытую отрыжку? Разве я не хотела бы смотреться благороднее, значительнее, изысканнее?

Не-а. Ответ «не-а» по всем пунктам.

Единственное, чего я боюсь — это продешевить, продаваясь. Доверяясь. Отдаваясь. Речь не о деньгах, но о плате. Можно настолько захотеть каких-то вещей, событий, эмоций, что отвалить за них непомерный кусок себя. Можно сказать: бери меня! — неподходящему человеку, делу, судьбе. Сказать: я заплачу! — ничтожному шансу. И заплатить такую мзду, что ну этот шанс в… рифму. Но как ни берегись, в какой презерватив ни одевай свою жажду — она прорвет защиту и вытечет на волю. А ты родишь монстра, с которым придется учиться жить.

Я не верю себе, а судьбе — еще меньше. (с)

Впрочем, кто не рискует, тот не пьет. И не ест. И не живет. Сидит у реки и ждет, когда мимо проплывет труп врага, любовь всей жизни, счастье задаром и пригласительный билет в рай.

Недавно мы с другом беседовали о моем стремлении все держать под контролем. Друг уверен, что я помешана на контроле. Что у меня паранойя в запущенной форме. А мне кажется, я отъявленная пофигистка, которая слишком много лажала в жизни. Слишком часто покупалась на дешевку, пока не осознала, что слово «манипуляция» из ругательного стало хвалебным. Что манипуляции учат на психотренингах. Что правила разводки лоха преподают в качестве бизнес-технологий. Что сезон охоты на души открыт.

И тогда я застегнула кирасу и опустила забрало.

Я по-прежнему широкой души человек, обаятельное трепло, влезающее в любую компанию без мыла. Только под бархатными рукавичками у меня рукавицы кольчужные. Они натирают, давят, рвут кожу. Руки у меня кровят, немеют и болят по ночам. И это не метафора: были времена, когда на ладонях у меня образовались чуть ли не стигматы — кровавые мозоли, точно я крест несла или мечом махала. Пришлось жрать траумель, потому что организм нипочем не желал заживлять мои холеные интеллигентские ладошки. Понемногу отпустило, хотя шрамы так и остались. Украшают линию жизни. А может, любви, я в хиромантии не разбираюсь.

Хотелось бы мне, чтобы слово «манипуляция» вернулось на круги своя. Чтобы люди открывались, а не ссали друг другу в уши. Чтобы не требовалось переводить с русского на русский. Чтобы «я тебя люблю» не значило «ты классно трахаешься». Чтобы «мы друзья» не значило «ты полезный человек». Но, как говорится, не в этой жизни, детка.

И если друг обнаружил в твоем шкафу розовые, атласные, позорные трусики Ронды Хёрли и потряс ими общественное воображение — всегда можно убедительно пожать плечами: ну да, ношу и такое, и не такое. Показать остальное белье? Да нате. Энджой. Болит-то не оттого, что общественность узрела содержимое твоей корзины с грязным бельем. Просто еще теснее стала твоя кольчужная рукавица.

поделиться:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Я.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Add to favorites
  • RSS
  • Yahoo! Bookmarks
  • Блог Li.ру

17 Апрель, 2013 в 18:00