В начало... » Всё из: "Уголок гуманиста" (Page 2)

С Плющихой у меня связано немало воспоминаний. Мало того, что мы там жили с родителями — в полуподвальном помещении страшненького флигеля довоенной постройки (сейчас на его месте деревья толще меня обхватом — когда я их вижу, сразу вспоминаю, сколько мне лет); и родилась я неподалеку, в роддоме имени Григория Львовича Грауэрмана; и первые полгода жизни, прежде чем отбыть на шесть лет в бывший Тильзит, а ныне и навеки Советск (вот не пришло же в голову властям вернуть городу историческое имя), я провела под сенью плющихинских тополей и Дома... читать дальше

Пока безумствует футбол, расскажу-ка я о вещах, незаметных глазу прохожего, спешащего по делам сквозь московскую суету. Чтобы заметить их, нужно остановиться и поднять лицо к небу, а это довольно трудно — на московской земле столько интересного, что разглядывать московские крыши можно разве что с вертолета. Но и с птичьего полета ничего не увидишь — высоковато. А между тем столичные крыши — это просто зеркало эпохи. Помните, я как-то рассказывала про знаменитый «дом под рюмкой» на Остоженке? Крышу дома украшает башенка в виде перевернутой... читать дальше

Почтительность без ритуала приводит к суетливости; осторожность без ритуала приводит к боязливости; смелость без ритуала приводит к смутам; прямота без ритуала приводит к грубости. Конфуций Похоже, что народ у нас сплошь конфуцианцы. И откуда что взялось? Всю жизнь пытаюсь разглядеть в поступках окружающих смысл, а вместо смысла натыкаюсь на ритуалы. В ритуалах же, как говорил А.Генис, смысла нет, но есть цель. Обряды не для поиска смысла созданы, они всего-навсего утишают (то есть делают тише) приступы тревожности. Когда человек ощущает, что в... читать дальше

— Да, — продолжал Коровьев, — удивительных вещей можно ожидать в парниках этого дома, объединившего под своею кровлей несколько тысяч подвижников, решивших отдать беззаветно свою жизнь на служение Мельпомене, Полигимнии и Талии. Ты представляешь себе, какой поднимется шум, когда кто-нибудь из них для начала преподнесет читающей публике «Ревизора» или, на самый худой конец, «Евгения Онегина»! — И очень просто, — опять-таки подтвердил Бегемот. — Да, — продолжал Коровьев и озабоченно поднял палец, — но! Но, говорю я и повторяю это — но!... читать дальше

любой приличный попаданец на трёх аккордах кое как хрипит высоцкого для эльфов а эльфы блин в восторге прям Сумеречный Макс Что меня всегда раздражало, с самого детства, когда за плечами у меня не было ни университетов, ни авторитета, ни авторитарности, нажитой непосильным трудом, так это диалектизмы. Причем не местные, принятые для обозначения каких-то вещей, как питерский поребрик и смоленские турлы — эти слова всегда были мне, как будущему писателю, интересы. Ими можно было обозначать нечто, вызывающее у местного населения внимание и почтение.... читать дальше

А ты, глупец и трус, что делаешь ты с нами? Где должно б умствовать, ты хлопаешь глазами; Не понимая нас, мараешь и дерешь; Ты черным белое по прихоти зовешь; Сатиру пасквилем, поэзию развратом, Глас правды мятежом, Куницына Маратом. Решил, а там поди, хоть на тебя проси. Скажи: не стыдно ли, что на святой Руси, Благодаря тебя, не видим книг доселе? А.С.Пушкин. Послание цензору Опять пост превращается в своего рода дайджест любопытных ссылок, а все потому, что пришла ссылка от френда на презабавное обсуждение в комментах: воруют российские критики, аль... читать дальше

Сам того не понимая, он приобрел прекраснейшую привычку на свете — привычку читать; он и не подозревал, что нашел самое надежное убежище от всяческих зол; не знал он, правда, и того, что создает для себя вымышленный мир, рядом с которым подлинный мир может принести ему только жестокие разочарования. Уильям Сомерсет Моэм. Бремя страстей человеческих В частности, среди разочарований первое место традиционно держат люди. Вы замечали, насколько дурак-персонаж привлекательней живого дурака? Над каким-нибудь полковником Фридрихом Краусом фон Циллергутом... читать дальше

Гроза пришла. Накидала в окно мелкого (с фасолину) града, прозрачного, как хрусталь, засыпала мне грозовым хрусталем всю лоджию и мою любимую козетку, которая стоит прямо под окном. Но окна закрывать было жаль — люблю грозу. Пришла из магазина БМ, рассказала, что на другой стороне от линии метро град был крупнее — с перепелиное, а то и с куриное яйцо. Я порадовалась за нашу лоджию и за наши окна, что им не довелось испытать больших напастей. Боевая Мышь также принесла мои любимые сигареты «Вог» в новом декадентском дизайне — дева в серой... читать дальше

Начинаю писать серию случаев из жизни (по просьбам френдов, не хухры-мухры) с истории, которая вспомнилась нам с БМ во время встречи (или как нынче говорят, развиртуализации) с Катей djemelika, моей читательницей и очень милой девушкой. Ох и продержали же мы девчонку на холодном ветру у входа в Ленинку! Всё вспоминали, как я в этом заведении работала… Было это накануне развала СССР, в 1989-1991 годах, когда культурой управлял прекрасный актер, но ни разу не кризисный управленец Николай Губенко. Время было странное, нелепое, как всякий рубеж эпох, даже поветрия... читать дальше

Книга писателя — это только своего рода оптический инструмент, предоставленный им чтецу, чтобы он распознал то, что без этой книги, быть может, не увидал бы в своей душе. Марсель Пруст. Обретенное время Начав давным-давно разговор о композиции, я все никак не могу его закончить. Что неудивительно — тема-то преизрядная. Ведь у композиции есть не только структура, но и средства выражения. Некоторые относятся к композиции даже в большей степени, нежели к средствам создания образа. Взять, например, такой художественный элемент, как мотив. Он может... читать дальше