В начало... » Всё из: "Уголок гуманиста" (Page 3)

Если вам говорят, что вы многогранная личность — не обольщайтесь. Может быть, имеется в виду, что вы гад, сволочь и паразит одновременно. Михаил Жванецкий А.А.Кузьменков в своей статье «Нацбест-2018: День сурка» (прекрасное название!) писал: «И еще одна эксклюзивная фишка: в Большом жюри обязательно должен быть enfant terrible. Виктор Леонидович приглашал на эту роль то лесбиянку-феминистку, то стриптизершу». Я думала, это не буквально. Ан нет, буквально. Недавно принесли мне ссылку на пост Ефима Петровича Лямпорта. А в нем отменная пиеса «Нацбест».... читать дальше

Продолжение предыдущего поста о том, что такое пошлость. Не раз я описывала, как доминатриса сильно уменьшившегося критического пространства, пенница наша слюнявая, размашисто дает советы авторам, читателям и вообще всем, кто увернуться не успел. Наверняка публика считает, что у меня к мамзель Юзефович «личная неприязненность». Помню, в этом особливом чувстве по отношению к каким-то графоманам меня заподозрили фанаты означенных графоманов. (Слово «неприязнь» для фанатов слишком примитивно, как для графоманов — слово «неприятный».... читать дальше

Продолжение предыдущего поста о том, что такое пошлость. Как-то френд прислал мне самоновейший список патентованных (уж не знаю кем) современных критиков. Самое смешное в том, что критерий у отбиравшей кандидатов девы самый что ни на есть тусовочный: пусть означенная особа повертится на виду, потаскается по мероприятиям, позудит в изданиях — тогда я сочту ее критиком: «Основания моего выбора (кроме того, что я читала критические тексты этих людей): человек анализирует, оценивает и судит чужое произведение (текст, публикацию, книгу, серию книг),... читать дальше

История про лосенка (олененка? снегирька?) в обосранных лосинах, как положено говорить в таких случаях, получила неожиданное продолжение. Или ожидаемое продолжение? Как будто я не знала, что поле профессиональной критики задушили сорняки, а на поле вместо нормальной рецензии выходит черт-те что. И творить это черт-те что будет пока еще относительно молодая блядва, бурно тискающая друг друга за жопки и валяющаяся в ногах у графомана, в это время мечтающего нассать в бороду печнику. А самым распространенным станет образ современного молодого критика... читать дальше

Знаете, чего я больше всего не люблю в современной прозе, мейнстриме, масслите и сетературе? Еще бы вам этого не знать, я сотни раз о своей нелюбви писала. Но что поделать, коли жизнь еженедельно, а то и ежедневно подтверждает мои опасения и уверенность Эйнштейна насчет бесконечности человеческой глупости. В критиках я не люблю глупости вперемешку с низкопоклонством. Как относиться к той же Валерии Пустовой, когда она вещает: «И я решила как-то бороться с этим мазохизмом русской интеллигенции, поправить всем мозги, так сказать. Свойственное... читать дальше

Будь дураки способны понять, какие страдания мы из за них претерпеваем, даже они прониклись бы к нам жалостью. Антуан де Ривароль Мария Эбнер-Эшенбах утверждает: «Трудно считать дураком человека, который восхищается нами». Ну, значит, я исключение и из этого правила. Потому что только тем и занимаюсь, что гоняю от себя поклонников ссаными тряпками. А потому что идиоты. Вот такая я злая, недобрая, нетолерантная и неблагодарная (слово подберите сами — но помните: все, что вы скажете о моей защите от дурака, может быть использовано против вас!).... читать дальше

Люди были бы чрезвычайно несчастны от бессмертия на земле. Пьер Буаст Пытаюсь писать продолжение сказочной (или скорее, не-сказочной) повести о Трехголовом и романа «Двутелый андрогин». Определенно, вторая вещь меня добьет — или я ее добью, но рукопись положат со мною в гроб. Что приведет к неожиданным и устрашающим последствиям — если мне повезет. Как автору. И не повезет как человеку. Так полтораста лет назад прерафаэлит Данте Габриэль Россетти положил в гроб своей жены Элизабет Сиддал рукопись своих юношеских стихов. Ну а через несколько... читать дальше

Наше дело прокукарекать, а там хоть не рассветай! Петушиная мудрость Господа мышиные жеребчики, обслуживающие премию «НОС» присудили оную, разумеется, степановской «Описи семейной рухляди в историческом аксепте аспекте». А поскольку это уже не первая и даже не вторая «курица в одни руки» (даже старухе Улицкой столько куриц не отсыпали!), то уже не только меня, злюку, но и других критиков от такого холуйства передернуло. «Присуждение роману «Памяти памяти» премии НОС, после того как он засветился в коротком списке «Ясной Поляны»,... читать дальше

Поход в «Икею» для меня неизменно заканчивается покупкой вороха вещей, о необходимости которых я и не подозревала — до того, как их купила. Едешь за коробками для документов, чтобы не утонуть в ворохе файликов с договорами — покупаешь плед и коврик. Едешь за прикроватной тумбочкой — покупаешь набор сотейников. Но давешний случа́й всех злее! Поехали в «Икею» — а идти туда новым маршрутом, не доезжая до центра, оказалось непросто. С Московской Центральной Кольцевой надо было пересесть на «Войковскую», пройдя через большой-пребольшой... читать дальше

Френды-насмешники уже стихи пишут и анекдоты сочиняют про нашу малоуважаемую критику. я узнал что у меня есть огромная семья. это галя юзефович это витя шендерович это дима быков львович это настя калманович это яхина гузель от литературы катя лель это леша гандельсман это витя арбитман это дима гей-кузьмин витухновский-арлекин их люблю всех больше я это все моя семья — русская интеллигенция © TsarGori …про г-жу Жучкову и анекдот есть. Проснулась как-то Жучкова, да и чувствует — жить в безвестности мочи нет, пора критиком становиться. Спросила... читать дальше