В начало... » Уголок гуманиста » Дао критика. Часть сороковая: бешенство по заказу


Картинка понравилась. Скоро так и будем делать — и сам с собой в скраббл играть научишься, и разочарований меньше.

Что ж, после того, как фейсбук не токмо фотографию Снегирева показывать не пожелал, но и меня, поставившую ее в пост (всего лишь ссылкой, замечу), на сутки того-с, забанил, я задумалась о РЕАЛЬНЫХ результатах скандального пиара. Сам-то эксгибиционист-доходяга Снегирев делает вывод столь банальный, что писателю за такое должно быть стыдно. Но кто тут писатель? Уж явно не автор следующего заявления: «Замечали ли вы такой парадоксальный эффект отрицательных рецензий: их читают больше, чем положительные, да и всплеск интереса к объекту этих рецензий тоже возрастает?» Америку открыл. Маркетологическую Америку про черный пиар.

Знаете, из чего складывается писатель? Из черт, которых нет у капитана Очевидность. А Снегирев, можно сказать, аватара этого персонажа. Он озвучивает азы маркетинга и пиара с видом Великого Учителя Тайного Знания. Всё с прописной. Между тем черный пиар штука, жантильно выражаясь, амбивалентная. А по-простому — подлая, предательская. Кому-то интересно поглядеть на арлекинов, он охотно читает желтую прессу, кому-то, наоборот, «газеты пачкают руки» (даже виртуальные), вот он «никаких и не читает». Но первая категория, как правило, читает скандальные истории, а книжки за авторством тех, кто в этих историях участвует — нет. Вторая же категория, единожды обнаружив, что и книжки, и история жизни автора одинаково физиологически-одноклеточные — теряет интерес и к первому, и ко второй.

Вот почему не поможет пиар аффтару, извергающему произведения о том, как он бил и целовал какую-то несчастную, ходил с пацанами до ветру за мусорными баками, меряясь струей, устраивал печникам золотой дождь (это всё сюжеты трудов «писателя» А.Снегирева). Пропиарить пропиарит, поможет добиться кликов на ознакомительном фрагменте и скачиваний с торрентов (уж не обессудьте, пейсатели и пейсательницы, но любой опус можно найти в Сети и скачать через Tor Browser — а покупать ваши труды вслепую дураков нет). Но что насчет продаж? Без приписок и врак — каков процент возврата? На моей памяти он доходил до восьмидесяти. Издатель говорит: тираж раскуплен! Так то байерами для магазинов он раскуплен. А потом? Возврат не учитывается, данные по нему чуть ли не засекречены, без связей никто вам его не назовет. Это большая издательская тайна.

Что же касаемо аффтарские надежд, то нечто подобное насчет «плохого пиара не бывает» выдает каждый фикеропер, сетератор, лауреат премии «Советы в помощь квочкам и шлюхам», «Роман недели с пятого по тринадцатое», короче, любая творческая душа, пойманная критиком на пустых амбициях и неизлечимом графоманстве.

Поневоле возникает вопрос: кто здесь перед нами «выступает, как директор пляжа»? Писатель ли это, лауреат пусть усопшей, но некогда престижной премии, обладатель собственного взгляда на окружающую действительность? Рядовой обыватель с заточенными «телевизером» мозгами и вялотекущей шизотимией, принятой за литературный дар? Мамсик, приученный слушаться мамочку, а впоследствии всех властных дам подряд: учительницу, жену, начальницу, руководимый своими же поклонницами? Сетевой ли тролль, изнывающий в попытках обидеть своих обидчиков? Насчет первого я более чем уверена: ЭТО точно не писатель. Не натягивается снегирь на глобус. А там уж выбирайте сами…

Итак, что же происходит с произведением и его создателем после скандального пиара? Разумеется, аффтар становится ужасно интересен сплетникам, ну а книга его… превращается в висяк. Объясните мне, пожалуйста, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЛИ целью литератора было продвинуть свою книгу? Или же он рекламировал себя, точно кобеля на собачьей свадьбе, то есть выставке?

Меж тем Снегирев (а вернее, снегиревы, поскольку несть им числа и неразличимы они) с каждым заявлением всё банальнее. Аффтара несет по кочкам, мечты его всё упоительнее: «Не думали ли вы о том, чтобы специально заказывать подобные отклики или хотя бы провоцировать? Плохого пиара не бывает, нацбестовские рецензенты создали ажиотаж. Ни за какие деньги такое не купишь. Такое только от всего сердца пишется». Ах ты господи, думаешь, деточка, что же ты за шпала, коли всерьез говоришь подобное? Про заказной скандал не слыхивал — после стольких-то лет ротации в тусовке? Пой, ласточка, пой.

Этим приемом — заказного или намеренно спровоцированного скандала для раскрутки всякой шопопалы — пользуются лет тридцать в России и невесть сколько на Западе. Заказной скандал надоел публике еще во времена плясок Pussy Riot в храме Божием и генитальных инсталляций «художника» Павленского на Красной площади. Одних посадили (как к ним ни относись, а мелким дурам биографию подпортили основательно), другого… тоже посадили (а нечего было на банк посягать! это и есть храм западного общества, почище Нотр-Дам-де-Пари), но не в этом суть. Суть в том, что интерес к нарушающим пресловутые нормы морали возникает, да только скисает, не дойдя до якобы главной цели мероприятия, до осуществления свободной воли художника — издания книги, гастролей, выставок. Публика пару-тройку недель интересуется, как там эти психи, их уже посадили или только собираются? — и забывает. Потом, если по новостям пройдет: уже-уже, сажаем, не извольте беспокоиться! — всколыхнется болото общественного интереса и снова осядет.

Пожалуй, о системе, которая работает в творческих кругах и притворяется некоммерческой, расскажу в продолжении этого цикла постов. Посты, как я замечаю, надо делать короче. Уж больно они длинны, у читателей инда ум за разум заходит, реагируя только на сплетню, зато на рассуждения реакции вовек не дождешься. Поэтому о системе и об интересных вопросах настоящих критиков расскажу позже.

поделиться:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Blogger
  • RSS
  • Блог Li.ру

13 Май, 2019 в 11:00

Оставить комментарий:

Вы должны автоизоваться, чтобы оставить комментарий.