В начало... » Ловушки психики » Дао критика. Часть тридцать девятая: эротическое безумие критикесс


Забавно, данную фотографию писателя Снегирева, с которой он вышел в люди с надеждой признания себя гением, фейсбук счел оскорбительной для чувств пользователей и потребовал не ставить на его информационной территории оскорбительных иллюстраций. Писатели, ухитряющиеся оскорбить изображением своего тщедушно-волосатого тельца детище Цукерберга и стать причиной эротического безумия некоторых (и без того не слишком нормальных) критикесс, уже могут ничего не писать. Их цель достигнута. И эта цель не имеет никакого отношения к литературе. Каковы писатели, таковы и цели…

Итак, продолжим разбор схемы надувания мыльного пузыря, именуемого «модный литератор». Как верно заметил мой френд Данила Косенко: «— Какой талант этот ваш Снегирёв! Какой изысканный слог, какая палитра выражений, какой сюжет!
— А ты читал?
— Зачем? Мне Рабинович напел, ой, критики про него рассказали»
.
Весь вопрос в том, кто именно напел — Рабинович или не Рабинович.

Тот, кто верит Пустовым-Погорелым-Жучковым, сочтет любого из представленных ими графоманов «большим писателем, опередившим свое время» (ну да, в данном конкретном случае Генри Миллера или хоть Эдуарда нашего Лимонова не существовало, конечно же). Прочитавшие Иваницкую и Кузьменкова (нацбесенят я даже в расчет не беру, какие из них критики…) получат представление, более близкое к истине (то бишь к тому, которое получили бы, отнесясь к графоманским потугам критически, а не предвзято, с установкой «на восхититься»). И это, как правило, неутешительный вывод: вот и еще один слабый писатель с уклоном в надоевший публике физиологизм.

Перед нами год за годом оказывается то один, то другой представитель племени назначенных в гении («постановили считать девицей»). Практически все они «не без постмодернизма». Данная разновидность аффтара вульгарис то описывает мочеиспускание, то дефекацию, то половой акт, то извращенный половой акт, то свалку, то помойку, то заболевание с неэстетичными симптомами… И полагает, будто подобными тривиальностями задевает некие «болевые точки». Это после всех-то извивов, поджанров и тенденций постапокалиптики! Так же поступает и Снегирев, явно обнаружив в Сети копию фильма 1969 года «Жилая комната», фабулу которой модный литератор незатейливо передрал.

Именно для снятия критического отношения (каковое психиатры считают залогом адекватности восприятия и поведения) и предназначено воздействие хвалитиков на читательские массы. Хвалитик не может допустить, чтобы человек задавал вопрос: «Это что еще за хрень?» по отношению к номинантам и лауреатам. А ведь он задаст, гад. Непременно задаст. Некоторые так даже выразят в масс-медиа, в Рунете и во многих других местах свое несвоевременное недоразумение. Кошмар!

Как быть с задающими неудобные вопросы? Отвечать на вопросы типа:
— знает ли автор русский язык, живет ли он или хотя бы жил в России?
— в каком классе он бросил школу, обучен ли грамоте?
— работает ли автор в толстом журнале и печатает ли там свои произведения?
— с кем из публичных фигур автор дружен и насколько тесно?
…невместно, вроде как личная трудовая биография аффтара не ваше дело, а-а-аще. И правда, тот факт, что писатель был объявлен секс-символом в литтусовке (что весьма нетрудно — стать секс-символом среди старичков разной степени благообразности и неблагообразности), фотографировался обнаженным с костистой девой на сеновале и в зипуне — с курицей (тоже в рамках своего секс-символизма, что наводит на нехорошие подозрения), ничего к его творчеству не добавляет. Хотя кое-что добавляет к имиджу. Ну да оставим земное, поговорим о высоком.

Критикам неизбежно придется отвечать на вопросы:
— почему у автора в каждом абзаце или в том, что заменяет оные при написании текста лесенкой, встречаются стилистические и фактические ошибки?
— что нового может породить автор, пишущий утильпанк, после полувекового существования жанра и бурного его развития в 80-е, 90-е, нулевые?
— какую художественную задачу выполняет специфический авторский стиль, помимо увеличения объема и удорожания цены книги?
— отчего образный ряд плоский, герои взаимозаменяемы, сюжет состоит из сплошных провисаний, а фабула с композицией отсутствуют начисто?
— автор сам о своем произведении говорит: «Меня упрекнут в пренебрежении адекватной композицией, вменят в вину то, что вывалил на читателей целый ворох обрезков своего лоскутного мышления. Настриг чего попало неровными кусками, набросал обрывков на манер салата» — однако писать лучше не пытается. Почему?
И таких вопросов будет много, ой много.

Короче говоря, вещицы, написанные ниже всякой критики, «на отвали», халтурный жежешный лытдыбр или материал для психоанализа, выдаваемый за литературный труд — всё это… э-э-э… добро нужно уметь не токмо похваливать (тут штатные и внештатные жучки на невразумительных панегириках собаку съели, каннибалы), но и реабилитировать. А реабилитация у хвалитиков пока хромает. Хромает реабилитация.

Значит, надобно перебить «злобного критика» еще более злобными нападками на ЕГО личную жизнь. Сначала-то, разумеется, нужно ввести в игру добрые старые трололо-приемы, замешанные на… изречении Ганди: «Сначала они тебя не замечают, потом смеются над тобой, затем борются с тобой. А потом ты побеждаешь». То, что ни один из использующих «принцип Ганди» не Махатма и навсегда застревает на второй стадии — об этом, разумеется, умолчим. Будем упирать на победу сразу после борьбы с жутко прогрессивным… чем-нибудь.

Итак, А.Снегирев усердно развивает в своих откровениях мотивы, десятилетиями используемые графоманами всех мастей: «У меня простой критерий: если твоя работа вызывает бешенство, а именно бешенство сквозит в самых ярких рецензиях, значит ты всё сделал верно. Потому что бешенство вызывает только правда. Только при столкновении с истиной начинает корёжить». Притом, что объяснение негативной реакции на опус повсеместным иррациональным «бешенством матки обывателя при виде шедевра» — оно, как правило, выявляет обывателя. Серость с манией величия. Корежить человека может не только от «истины», кою имеет сообщить пейсатель Снегирев, но и от самых разных вещей. Вплоть до попытки обшарить карманы собеседника и гнилого запаха изо рта аффтара. Но списать-то можно (и нужно) на явление истины!

А уж когда это нечто применительно к себе заявляет: «Недаром говорят, что всякий, кто не способен понять Бога, видит в Нём дьявола» — поневоле зависаешь… Каково? Снегирев-то, оказывается, Бога узрел. В зеркале! Такой скромняга, аж сердце щемит. Недаром про свое лауреатство в очередном опусе и помянул-то раз пять всего — что для Бога лауреатство! Нечего и вспоминать про лауреатство. А вот и ангажированные хвалитики к новообожествленному гению подоспели, завет евоный освятили. Отныне все недоумевающие читатели проходят как еретики, а недовольные критики как ересиархи.

Внимаем далее песнопениям птички Божьей: «По таинственным причинам, о которых я могу только догадываться, большинство рецензентов не увидели довольно простых вещей, зато увидели то, чего в книжке нет. Физиология, весьма умеренная, кстати, вызвала у одной женщины буквальную истерику. Видимо, накопилось у неё, потому что она, похоже, даже не осознала, как выглядит со стороны. В итоге, её, остроумные местами мысли скатились в безумие». Зачэм так сложно гаварышь, дусти азиз? Сказаль би сразу: нидатрах у тэбэ, жэнщин, да?

Здесь перед нами предстает очередной трололо-прием, именуемый приличными людьми эффектом ореола. В рамках оного позитивные и негативные (с точки зрения воспринимающего) черты человека перемещаются из одной области личности в другую. Стереотип физической привлекательности срабатывает так, что красит и речь, и поведение привлекательной особи вида хомо (а то зачем было объявлять лысого небритого Кощея секс-символом?). Половая неудовлетворенность подменяет собою профессиональные навыки. Аффтар вовсю «догадывается» о «таинственных причинах», имеющихся почему-то исключительно у женщин. У мужчин, надо понимать, причины отнюдь не таинственные.

Вспоминается реакция некоторых юзеров — уже по другому поводу/пейсателю/опусу: «Valery Belyanin А, может, Юра действительно задел болевые точки? — Елена Иваницкая Возникают встречные вопросы: какие точки? — чем он их задел? — и у кого? — у тех, кто хвалит, или у тех, кто ругает?» А и правда, тот Юра (замечу, уже другой писатель, а точнее, еще один пейсатель, подделка под писателя) — он кого или что задел? Снова болевые точки? Снова триггернуло? Снова правда приводит в бешенство? Будут ли сего Юру также обвинять в животном магнетизме, от которого критикесс охватило эротическое безумие? А еще: будет ли считаться таковым поведение отараканившихся Жучек-Ёсь (Ёсей?), с лаем бегающих за недоброжелателями своего секс-божества?

Словом, ничего оригинального обожествившийся пейсатель и здесь не породил, лишь поднял основательно обслюнявленный Жучкой деревянный меч и ну им размахивать: вас триггернуло, триггернуло вас, потому что я пишу ИСТИНУ! Только ИСТИНА приводит в бешенство! Аффтар, повторюсь, усердно старается замолчать общеизвестные вещи: в бешенство приводят ложь и наглость, мошенничество и фаворитизм. Бесит аферизм, когда публике подсовывают всякую дрянь за большие деньги. Бесит вера маркетологов в то, что хороший пиар в товаре не нуждается и рекламщик за качество не отвечает. Вспомни букероносец об этом — пришлось бы задуматься: какая из вышеупомянутых причин вызвала у публики и критики раздражение в данном случае? Была ли это горькая правда или не просто не сладкая, а откровенно тошнотворная ложь?

Восхищает нехитрый набор инструментов тролля в пользовании у пейсателя и его жриц: а-а-а, у вас баттхерт, ваш пукан горит, мы видим, как он горит, вы в бешенстве! Быдло с литературными премиями, с кандидатскими степенями, со званием критиков, уймитесь уже. Никто не станет отрицать очевидное. Нас, читателей, критиков, писателей действительно приводит в бешенство то, до какой низости опустились вы, аффтары и их хвалитики, предлагая читателю совсем уж несъедобную резину с наземом, изрядно пожеванную вашими челюстями.

Что же касаемо ИСТИНЫ, с которой мы якобы столкнулись и якобы в первый раз, то о помойке, где литературный герой живет, гадит и совокупляется, писано и снято сотни раз, причем намного лучше. А «Жилую комнату» все-таки посмотрите. Хороший фильм, пусть и старый. И при всем своем абсурдизме куда более осмысленный, нежели всё творчество снегирей-номинантов-лауреатов и доминанток своей песочницы, раздувающих ничтожество до размеров дирижабля.

О прицельном капанье на мозги и поллакиурию в уши публике, а также про бешенство по заказу — в следующем посте.

поделиться:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Blogger
  • RSS
  • Блог Li.ру

11 Май, 2019 в 8:00

Оставить комментарий:

Вы должны автоизоваться, чтобы оставить комментарий.