В начало... » Уголок гуманиста » Добродетели Орхидеи еще не расцвели

Если у меня не будет привязанностей, я предамся ненависти и пороку. Любовь другого существа устранила бы причину моих преступлений, и никто обо мне ничего бы не услышал. Мои злодеяния порождены вынужденным одиночеством, мне ненавистным; мои добродетели непременно расцветут, когда я буду общаться с равным мне существом. Я буду ощущать привязанность мыслящего создания; я стану звеном в цепи всего сущего, в которой мне сейчас не находится места.
Мэри Шелли. Франкенштейн, или Современный Прометей

В последнее время мне везет на бесцеремонных собеседников из далекого прошлого. А я, сколь бы открытым человеком ни казалась, больше всего на свете не люблю бесцеремонности. Но чем дольше живу, тем меньшему количеству людей можно объяснить, что именно меня в их поведении напрягает. Даже, прости господи, профессура изгадилась — ее манера светской беседы настолько не светская, что порой с трудом удерживаешься от прямого выговора в бело личико очередного «яйцеголового», воспитанного мамочкой в лучших совковых традициях, по принципу «Лучший твой подарочек — это я».

Особенно почему-то раздражают «бывшие» — бывшие друзья, одноклассники, одногруппники, коллеги по бывшим работам… Даже бывшие любовники ведут себя менее бестактно. Может, потому, что весь потенциал близости исчерпан и сближаться снова нет нужды? Хотя порой и такие липучки встречаются, которых ледяным равнодушием не поймешь. Они верят, что под пеплом огнь страсти тлеет вечно. Романтики, пляц.

Если же такое творится в реале, где даже отъявленные тролли не более чем голубоглазые зашуганные лаборанты-клерки-младшие манагеры с кротким взглядом «Почто мучаешь животное?» — сами понимаете, чем нас радует вирт. Ведь здесь все они распоясываются, рассупониваются, расцветают махровым цветом. И понеслась…

Недавно какой-то хрен ввалился в блог и принялся в открытом доступе выспрашивать, в какой группе, когда, с кем и сколько я училась в славном городе Новосибе (который я как возненавидела накануне перестройки, так до сих и вспоминать не хочу). В качестве мотивации моей подробной исповеди (в открытом, повторюсь, доступе — он бы еще пин-код моей банковской карты спросил) этот шмук предъявляет тот факт, что мое «ФИО ему откуда-то знакомо» (цитата из коммента человека, которого я первый раз в жизни вижу — если можно сказать «вижу» про коммент и юпик). Люди вообще соображают, что в моем блоге их читает добрая тысяча, а то и две тысячи совершенно левых личностей, чьи домыслы я никак не могу контролировать? Этим юзерам до сих пор мнится, будто сетевая инфа анонимна и безопасна?

Кстати замечу, ввалившийся ко мне в ЖЖ быдлотоварищ не только не представился, но и был уверен: я стану исповедоваться кому угодно, без имен и фамилий — нуачотакова? Он же сказал, что ему знакомо мое ФИО, правда, он не помнит откуда, но не прочь вспомнить. Поэтому давай, выкладывай номер группы и подробности своего обучения в НГУ.

Поневоле вспоминается, как десять с гаком лет назад я пришла в соцсеть впервые — и, разумеется, не куда-нибудь, а в «Одноклассники». Первым делом ко мне примчались все, кого я в гробу видала — пресловутые одноклассники из моей школы. Боже, ну и уроды из них получились…. И не в плане внешности — я невеликий эстет в отношении физической формы, но именно моральные уроды. Кто-то с болезненным чванством подчеркивал свое пребывание за границей: жирный армянчик, с которым мы за соседним партами десять лет отсидели, внезапно прислал комментарий на тупейшем английском — американцем заделался! Бывшая отличница, выбившаяся там же, за океаном, в продавщицы в мелкой лавочке, каждый день рассылала на все свои контакты по три-четыре цитаты из великих, причем непременно с дидактическим уклоном. Завести блог и цитировать там хоть Конфуция, хоть Гитлера ей, очевидно, религия не позволила.

Впрочем, университетские мои однокашники оказались ничем не лучше. Девка, которой я в свое время курсач написала по доброте душевной (именно что по доброте, без оплаты — я и не знала, что за такое положено деньгами благодарить, а не спасибом), на вопрос, как в Риме проехать из аэропорта в центр города общественным транспортом, а не на мафиозных такси за тройную цену — в ответ это милое создание немедля слилось с горизонта. Видимо, россказни о том, как оно живет в Италии на тропическом атолле прекрасном острове с мужем-знаменитым художником и регулярно посещает римские бани культурные заведения, были даже не россказнями, а попросту пиздежом.

И школьные, и внешкольные «друзья», узнав про мои писательские достижения, сразу же предлагали написать статеечку в их журнальчик… разумеется, бесплатно. На мягкое возражение, что я живу на гонорары за те тексты, что пишу на заказ (а следовательно, ни о каком бесплатном расшвыривании статей и речи быть не может), у них имелось два ответа:
а) «за деньги все пишут!» (цитата из высказываний бабы, похожей на жабу как внутренне, так и внешне);
б) «а ты дай что не жалко — я у тебя в компьютере пороюсь и выберу» (цитата из другой жабообразной «подруги»).
Кем, спрашивается, надо быть, чтобы на голубом глазу предлагать порыться в чужом компьютере?

Были и совсем уж волшебные экземпляры. Одно такое существо, узнав через нашу общую знакомую (после данного инцидента ставшую бывшей знакомой) точную цифру моих доходов за особо удачный год, позвонило, набздело, что их семью выселяют из квартиры (в которой семейка, насколько мне помнится, была прописана). В общем, не могла бы я одолжить существу несколько десятков тысяч долларов? И какая была обида, когда я дала понять: ни рубля не дам. Пошла вон. Обида продлилась до следующей надобности в моих услугах: у существа подросла дочечка, дочечка хочет быть психологом, нет ли у меня возможностей поступить неизвестное мне существо-младшее на психфак МГУ? Существа такие — они не мелочатся и требуют одолжений с запросом.

Отменно омерзительны оказались однокашники по НГУ. Среди них обнаружились не только ищущие вписку у столичной жительницы, но и переехавшие-понаехавшие в стольный град, завсегда готовые по-соседски прийти в гости. Особенно восхитила какая-то особа — да что уж там, биологическая особь, выклянчившая у меня телефон (в начале своего пребывания в вирте я знать не знала, что телефон бывшим давать нельзя — это чревато как минимум получасовым сеансом финского стыда). И конечно же, особь мне пресловутый сеанс и устроила. Сеанс связи и стыда. А что я должна была чувствовать от гордого рассказа бабищи за сорок про то, что у нее пятеро ебарей, вот она и купила тачку, дабы им, болезным, вовремя свою манду доставлять?

Слушая обладательницу столь востребованного влагалища, я твердо решила: последнее, чем бы стоит заниматься в своей жизни — беседы с нимфоманками и мифоманами. А мифоманов среди бывших множество, наш человек не может не приукрасить свое настоящее, причем так, чтобы у собеседника вместо зависти возникла жалость или/и отвращение (смотря что вы испытываете к пожилой проститутке, мечущейся между полудюжиной постоянных клиентов). После чего я принялась обрывать завязавшиеся связи, методично и безжалостно.

Удивительно, пока мы с БМ выбирались из той трясины, в которую погрузила нас дорогая страна в 90-е годы чудесные, искали работу, пытались наладить связи, нуждались в поддержке — никто из этой братии не то что помогать, знаться с нами не хотел. Я на те годы молчания и игнора не в обиде: люди точно так же занимались собственным выживанием. Тащить меня на горбу никто из них не обязан. Но и воспылать ко мне (внизапна!) теплыми чувствами, обнаружив мои книги на полках книжных или услыхав про мои гонорары — это было… простодушно. Они действительно верили, что я куплюсь? Или то был ход под девизом «Но попробовать-то надо»?

Нет, я не ханжа. И даже не такой мизантроп, каким кажусь своим хейтерам в вирте и врагам в реале. Один поц, получив — и не раз — банхаммером по сусалам, прибежал с очередного аккаунта с воплем: «Ваши хейтеры хотели с вами общаться, а вы, а вы!» Да, я их послала. Потому что давно живу и знаю, сколько нервов отнимает бесцеремонность — как со стороны близких людей, так и со стороны посторонних. Зачем же увеличивать прессинг без всякого на то желания, а лишь по своему неумению сказать «нет»?

Было между одноклассниками и однокашниками и нечто общее. Во-первых, все хотели прийти ко мне в гости и водить дружбу семьями (а в случае проживания в жопе мира — приехать и остановиться на постой). Во-вторых, обе эти категории отчего-то решили: я потеряла их из виду по нечаянности (а на самом деле все эти двадцать-тридцать лет хотела тесного и непрерывного общения). Слушайте, вот вы лично когда-нибудь теряли по нечаянности кого-то, кто вам действительно был дорог и интересен?

Жизнь, конечно, длинная. И в ней бывает всякое. Однако сегодня и спустя десятилетия в соцсетях можно найти практически любого человека. Ну, разве что он идейный противник вирта (у меня БМ такая — но она единственная, у кого нет никаких аккаунтов, нигде, остальные хоть где-нибудь да отметились). Чаще всего причиной «потеряшек» служит потеря интереса.

Поэтому мой вам совет, господа бывшие: будьте готовы к тому, что обретенный друг, товарищ и брат (сестра) обольет вас холодом или незатейливо пошлет. Не размениваясь на вежливые намеки. Ибо в наше время модно быть напористым и целеустремленным, то бишь демонстрировать профессиональные качества коммивояжера и телефонного спамера — тех самых категорий населения, которые чаще всего посылаются собеседниками на три буквы. Воспитывайте в себе умение не переживать о людской злобе, отправляясь по указанному адресу. Или перестаньте быть столь целеустремленными.

Вот и товарищ анонимный друг из Краснопиздяйска отправился в бан, хотя, полагаю, сам не понял, за что. А вот за это самое — за бесцеремонное требование рассказа о себе без всякой попытки представиться. Да, у меня паранойя, но это не значит, что за мной не следят в блог ко мне по-прежнему лезут десятки хейтеров. Внимание ко мне проявляет достаточно народу (и всё отнюдь не лучшего качества — что народ, что его внимание), чтобы я балакала черт знает с кем о своем далеком прошлом. Компрене? А и не компрене — всё равно шли бы те господа любопытствующие…

Определенно, я разочарована тем, что глядит на меня из бездны виртуала и времени — всеми этими халявщиками-выпивохами-пустомелями-шлюхами. Эдаких «близких» я в любом бомжатнике сорок бочек наберу, а за поставленную бутылку данные особи охотно сделают восторженные или сочувствующие лица на время рассказа о моем темном прошлом. Ну а если учесть, что я все-таки писатель и блогер, следовательно, из воспоминаний могу сделать все, что мне заблагорассудится — тег в журнале, книгу мемуаров, выступление на публике… На хера, спрашивается, мне очередной «найденыш» из жопы мира с сомнительными намерениями и еще более сомнительными манерами?

поделиться:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Я.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Add to favorites
  • RSS
  • Yahoo! Bookmarks
  • Блог Li.ру

Страницы: 1 2

5 Ноябрь, 2018 в 8:00