В начало... » Уголок гуманиста » Это тепло уж точно последнее


Очередная прогулка — еще почти в летнем, без куртки, в непрактичной итальянской столе, одежде, пригодной в теплой и сухой Италии. У нас же порою сразу после августа наступает ноябрь, растерянные граждане перемежают футболки шубами (сама вчера наблюдала нескольких юных безумцев, одетых в футболки, и нескольких жертв моды в «легких шубах»), а столу не носит вообще никто — разве спасет эта кашемировая фитюлька от дождя и ветра? От теплого ветра, который нам еще дарят — вполне. А вот от ноябрьского точно нет.

Ну, словом, как зажглась последним осенним солнышком Москва, так нас и вымело с Боевой Мышью на прогулку. А кто бы не вымелся, понимая, что всё, тепла осталось последний нонешний денечек, дальше только хмарь, дожди и сокращение светового дня?

Я люблю осень, зиму и даже дожди, но в темноте не пофотаешь и не попозируешь, разве что на фоне новогодних елок, светло горящих в тишине полночной чащи. «Чей бессмертный взор, любя, создал страшную тебя?»

…В общем, поглядели на пейзаж из окна и пошли.

Самые лучшие пейзажи сейчас на Воробьевых горах и в Университетском городке. Деревьев много, радуют глаз разноцветным костром. Утки, кленово-рыжие огари и павлиношеие селезни, еще не покинули пруды, толпой ныряют в засыпанную листвой воду и клянчат у людей еды, любви и одобрения. Совсем как мы здесь, в соцсетях.

Чтобы добраться до этих прекрасных мест, нужно доехать до площади Индиры Ганди и от памятника ее папе прямиком направиться в сквер, который мы с БМ с 80-х годов называем «лесом на Мохандаса». В свое время это действительно был лес между страшноватым Ведьминым оврагом, заваленным полувековой свалкой, непрезентабельным районом Раменки и огромным, на несколько гектаров, пустырем за бетонным забором, на котором черт его знает что творилось, там был и таможенный терминал, и гигантский гаражный Шанхай, в котором ютились бомжи…

Сейчас земля в Раменках стала просто золотой, вся она застроена странноватыми новоделами под сталинские дома, а Мохандас, он же Махатма Ганди, где стоял с 1988-го, там и стоит. Скульптор Гаутам Пал сделал его маленьким, но крепким. Народ даже нарядил Ганди в ожерелье из цветов на недавний день рождения борца за независимость. А за спиной Мохандаса есть где развернуться любителю пеших прогулок! Тут вам и пихтовый лес, и березовый, и лиственный…

Мохандасов лес, официально именуемый «Сквером у китайского посольства», всем на удивление, до сих пор не обзавелся дорожками, выложенными плиткой, и изячным ландшафтным дизайном. Над тамошними лугами, по ощущению, решил поработать сам Пит Удольф, идеолог садоводства новой волны в стиле Naturgarden. Поработал-поработал, да и плюнул. Оставил зарастать чем Бог послал.

В этих «заброшенных садах» хорошо делать фото в зарослях сухой травы вроде мятлика и белоуса. Главное найти такое место, где они вымахали вам до макушки, забуриться в сухостой и принять загадочный вид. В шали это делается на раз. Еще можно найти куст подходящего цвета и устроить в нем фотосессию. Осенью кустов много, на любой вкус и цвет. Можно подобрать куст и под настроение, и под цвет наряда…

Правда, пока БМ меня фотографировала, я чуть не заснула, надышавшись кислорода, от коего столичный асфальтовый человек отвыкает, оттого в лесу и в поле испытывает некоторое кислородное опьянение. А леса кругом было много.

От территории МГУ лесопарк отделен Мичуринским проспектом (совсем не похожим на проспект), решеткой и аллеей. Аллею я помню свободной, безлюдной и полуразрушенной. Нет, решетка держалась крепко, а вот из асфальта, раскрошившегося под напором новой жизни, перла трава и одуванчики, по газону привольно раскинули листья лопухи (тогда еще было неизвестно, что лопух — растение декоративное, эстетичное и ваще).

Да и перебегать Мичуринский из Мохандасова леса к решеткам МГУ можно было в любом месте и в любое время, машины по этой трассе ездили редко. Автобусных маршрутов — раз-два и обчелся, личного транспорта примерно столько же. Но вот настали новые времена, полоску газона посреди Мичуринского рассек антиэстетичный поручень по пояс любому нарушителю правил дорожного движения и через «недопроспект» построили подземные переходы, мрачные, словно катакомбы. Окультуренная аллея, впрочем стала очень популярна, по ней постоянно куда-то спешит народ, хоть из леса не выходи. Но мы с Мышью постарались и здесь устроить фотосессию. Небольшую.

А потом еще одну — на углу Мичуринского и Университетского проспектов. На Университетском проспекте, с другого края Городка, мы с родителями жили лет двадцать, пока они не развелись. Прекрасный дом, красивые места, самые ужасные годы моей жизни. Не люблю Университетский.

На углу территории МГУ мы встретили однажды… борзую. Совсем щенок, собака металась и приставала к прохожим.

Кожа в области тазовых косточек у псины была слегка расцарапана, как будто собака протискивалась через узкое отверстие. Разумеется, нам стало ужасно жалко красивую одинокую собачку. Не особо разбираясь в том, кобелек это или сучка, мы тут же назвали зверя Душкой и попытались присвоить. Попытка подманить Душку сосиской (тремя сосисками), повязать ей (ему) на шею газовый шарфик и отвести домой (я была готова даже бегать с этой засранкой/засранцем!) закончилась (с ее стороны) наглым поеданием предложенных сосисок и бессовестным убеганием в закат.

Впоследствии, услышав за решеткой радостный лай, мы поняли: кто-то держит возле МГУ целую свору, а недопески пролезают сквозь ограждение и шакалят. Впоследствии низ ограждения закрыли сеткой, и борзых мы там больше не видели.

Мичуринский проспект другим концом упирается в улицу Косыгина, где тихо ждет очередного попила имущества бывшая резиденция Хрущева. Мэр Собянин, поганец, указом от 2013 года без всякого конкурса передал двухэтажный особняк площадью более гектара, с нефиговым заказником площадью 2,67 гектаров в аренду офшорной фирме миллиардера Тимченко. Как гостиницу, ага. В заказнике строительные работы законодательно запрещены, но для милого дружка-миллиардера и сережку из ушка: как из воздуха материализовались здесь и вертолетная площадка, и банный комплекс…

А на Мичуринском относительно недавно (ну как недавно? в 2006 году) появилось кошмарное здание под названием не то «Белый лебедь», не то «ЦИАН». Я назвала это здание «Цианид» и закрыла тему. Напротив «Цианида» расположен премилый лесопарк «Березовые аллеи». Хотя яблонь там не меньше, чем берез.

Везде валяются яблоки, яблоки, яблоки. Я нашла старую, словно черти в аду, яблоню с совершенно нормальным, не выродившимся в дичок белым наливом. Нашла райские яблочки, но не пепин шафранный, а явную китайку. Яблоки мелкие, кислые, зато румяные, как мачехина дочка в «Морозко». «Не принцесса! — А кто? — Королевна!» Собирать падалицу килограммами скучно (к тому же в крапиве), но немножко-то можно? Все же не у дороги растет, в лесу.

Почему в крапиве? Да потому, что в этих аллеях всё, как в настоящем глухом лесу: есть и ветровал с буреломом, и выворотни с торчащими корнями, и крапивные острова размером с если не с площадку для гольфа, то с теннисный корт.

У самого ГЗ имеется целая яблоневая аллея китайки, кажется «золотой ранней». Яблоки тут рано созревали и были завлекательно-желтыми. Но их-то как раз и не стоило собирать: всё, что возле дороги, накормит любителя самосейки всем, что содержится в автомобильном выхлопе.

Ну а потом солнце село и пришлось идти домой — не ночевать же в глухом лесу у смотровой площадки!

поделиться:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Blogger
  • RSS
  • Блог Li.ру

5 Октябрь, 2019 в 8:00

Оставить комментарий:

Вы должны автоизоваться, чтобы оставить комментарий.