В начало... » Уголок гуманиста » Эволюция комиссаров, или Сетеразм

«Сначала он, проникнув в запертую квартиру с помощью взломанной слесарями двери, счел лежавшую второй день трупом Изольду пьяной…»
Хренасе — взломанной дверью вскрыть запертую квартиру! И всё ради пьяного трупа Изольды.
luchshe_molchi

Недавно принесли мне ссылку на анонс книги очередной «жежешной звезды, стремящейся в звезды литературы» — квази-психолога Комиссаровой (она же Эволюция). Френд иронизирует: «Вот этот пассаж понравился особенно: «Привлекательность Эволюции во многом держится на ее фантастической эрудированности». Как человек, которого тоже неоднократно обвиняли в эрудированности (не столько фантастической, сколько чрезмерной и для большинства моих читателей невыносимой), соглашусь с френдом в утверждении, что «гражданка «психолух» «-тся» и «-ться» не различает, «пишите» и «пишете» путает, и находит в песенках группы «Ласковый май» глубокое философское содержание». Три признака малограмотной образованщины.

Однако сделала я над собой усилие, заглянула в произведения эволюции комиссаров, то есть комиссаровой эволюции… Надо же посмотреть, как она вообще пишет (или писала, перед тем как зазвездиться в соцсетях). В общем, убедиться в фантастической эрудированности нашей новой писательницы. Первый же рассказ — да что там, первая фраза первого рассказа показала, что не стоило бы. Ни заглядывать, ни читать, ни числить Комиссарову Эволюцию в писательницах.

Семен Табуреткин ведет тренинги для женщин, виртуозно раскрывая их женское естество и сексуальный потенциал. — Само по себе выражение «раскрывать женское естество» звучит, мягко говоря, двусмысленно. Скорее гинекологически, нежели психологически. (Вот интересно, аффтар вообще в курсе, что означает это словосочетание? Впрочем, о чем это я…)

Идею такого бизнеса Семену подкинула теперь уже бывшая жена Ангелина, устав спотыкаться по вечерам об его длинные ноги в мягких желтых тапках из икеи, куда Семен регулярно ходил ради дешевых завтраков. — Простите, куда ходил — в тапки? Семен был кот — и не кастрированный притом. И почему название «Икеи» дано без кавычек и со строчной, неужто у аффтара не было времени написать правильно? Зато выложить и похвастаться время нашлось.

Далее следует литературно и идейно беспомощная, насквозь фальшивая сетевая байка в духе «любовного чтива для сетепсихолога». В каковой байке вовсю идет воплощение грез современного дилетанта, того самого Семена с подмоченными тапками. Никоим образом не сексуальных, ведь главные мечты «психолухов» — финансовые. О том, как Семен, ничего не умеющий и ни на что не годный, становится высокооплачиваемым гуру для тысяч и тысяч тупых п…отребительниц, найдя верный слоган, «раскрывающий женское естество», чтоб его.

Текст новой рассылки на новом женском форуме звучал так: «Хочешь стать сладкой конфеткой? Позвони мне… (номер телефона)» Стать конфетками в этот же день захотели четверо женщин. В ближайший выходной Табуреткин встретил их у своего метро и повел к себе домой. — Мда. Кто бы из эволюционирующих комиссаров дал совет моему давнему хейтеру Игроманову, бывшему завкафедрой Воронежского психфака, не знающему, как и угнездиться в Нерезиновой. Одна рассылка — и готовая психологическая практика у тебя в кармане!

Замечу (будучи в отличие от сетевой псевдопсихологини, человеком не чуждым этой кухне), на подобное бесчинство нужно лицензию выправлять, а это тебе не ширпотреб из «Икеи» прикупить.

Как бы то ни было, реальных очевидцев первого тренинга нет. Все пришедшие на первый тренинг женщины стремительным образом повыходили замуж за олигархов, которые попрятали их от любопытных глаз за высокими заборами Рублевки. — О да, конечно, сразу из-под семеновых тапок обычные тетки из нижесреднего класса за олигархов и повыходили — вернее, повыбегали. Как тараканы. Весь вопрос в том, где они своих женихов повстречали? У Семена на кухне? В спальне? В санузле?

Разумеется, этот удивительный факт спровоцировал волну нехороших слухов. В каком-то весьма солидном издании даже промелькнула неприятная заметка, где автор все перевернул с ног на голову, преподнеся эту историю как злодейство. «С. заманил женщин обещаниями сладких конфет и накормил их леденцами со шпанской мушкой, а потом избил плетками». Впрочем, когда Табуреткин подал на это издание в суд, адвокаты умело отмазались, доказав, что в заметке цитировалась статья 1763 года по обвинению и заключению в тюрьму маркиза де Сада, а С. Табуреткина сие не касалось. — Как хороши, как свежи были розы, то есть произведения сетераторов, основной текст которых состоит из затасканных, лоснящихся от сала шуток. Интересно, они свой юмор сами генерируют или отдают на аутсорсинг команде Петросяна?

Как бы там ни было, провокация была на лицо. — Но еще краше смотрится сетераторский текст, где орфография блещет наречиями «на лицо», «не смотря», «в след» и прочими «и так».

Между тем нас старательно приучают к сетеразму. То там, то сям всплывает дагестанская нерусскоязычная писательница Алиса Ганиева с таким же «комиссарским юморком»: «Как говорится, любой эрудированный человек отличит Гоголя от Гегеля, Гегеля от Бебеля, Бебеля от Бабеля, Бабеля от кабеля, кабеля от кобеля, кобеля от сучки». Как вы думаете, что это? Это статья о трагической судьбе писателя Бабеля. Начатая с тупой, бородатой шуточки, знакомой всей образованщине.

В 1916-м он приехал в Петроград учиться (как еврей он мог попасть в столицу только под этим соусом, только в качестве студента). — Бабель под соусом. Видна рука мастера — мастера пролизывать себе путь на современные мусорные Олимпы.

Буденный пыхал яростью. Даже накатал в «Красную новь» статью «Бабизм Бабеля в «Красной нови». — Попыхал-попыхал, да и накатал. Верно френд подметил: «Все эти идиотки думают, что можно писать статьи и даже книги на сленге. «Чёйта этот Лев Толстой был абьюзер и не понимал в феминизьме» — развязным жаргончиком малограмотных дур».

Горький, первый литературный патрон Бабеля, одесского гения защищал как мог и сравнивал бабелевских красноармейцев с запорожскими казаками Гоголя (кстати, настоящая фамилия Бабеля была Бобель — в рифму с Гоголем). — Непонятно, что за «кстати» заключается в том, что Бабель на самом деле звался Бобелем и какая РИФМА наличествует в сочетании «Бобель-Гоголь». Вот если бы Бабель отроду имел фамилию Боболь или Гоголь звался Гогелем, рифма бы нашлась. А так если что и нашлось, то исключительно отсутствие литературного слуха у Алисы Ганиевой.

Впрочем, наезд Буденного возник не сам собой, а как первая ласточка сталинской монополизации истории и эхо внутрипартийной борьбы (главред «Красной нови» Воронский был троцкистом, вот два лагеря и сцепились). — «Наезд Буденного», «два лагеря сцепились». Назначенным в писатели незнакомо само понятие «литературный язык». Жаргон малограмотных тусовщиц — их потолок. Однако малограмотные не оставляют претензий выглядеть образованными и высокодуховными.

Как же усердно нас стараются приохотить к чтению безграмотного писева! Некий критик, по профессии географ (очевидно, ушедший в критики после пропития глобуса), разоряется в поистине административном восторге над лауреаткой, держащей за яйца «Колту», а значит, и литпишмассы: «Совместными усилиями критики показали, как в книге Степановой авторское приключение/воспитание мысли приходит к анализу собственно мышления и его принципов, а от него к рефлексии, «мышлению о мышлении», по Аристотелю».

Одного критика, дабы отыскать рефлексию в романе Мани (а вот это уже рифма, не то что «Бобель-Гоголь»), не хватило. В любом более ли менее приличном опусе имеется пресловутая рефлексия, в ней и заключается главная цель литературного произведения — мышление о мышлении, самопознание автора и через самопознание — изучение путей человеческого мышления. Но Степанову, выходит, пришлось дрючить всем колхозом, чтобы отыскать литературность в данной, гм, экскреции премиально-тусовочного процесса.

Степанова же дополняет это другими видами, классами, рангами рефлексий. — Так видами, классами или рангами? Даже географу это не должно быть одно…категориально, а уж критику и подавно.

Но оставим недокритика, выходца из географов, на суд его совести (если таковая еще поддается реанимации и выведению из комы). Что за удивительные видо-классо-ранги рефлексий предлагает нам лауреатка престижной премии?

И про то, что только травма делает нас из массового продукта — недвусмысленными, штучными нами. И, конечно, про то, что я сама такой мальчик, продукт широкого производства, производное коллективной катастрофы ушедшего века, его survivor и невольный бенефициар, чудом оказавшийся в живых и на свету. — Бенефициар травмы? А ничего, что это слово переводится как «приобретатель выгоды»? Хорошо, допустим, что штучность есть приобретение. Но что за зверь эта самая недвусмысленность? Недвусмысленная штучность?

Мутные псевдофилософские измышления, выражаемые псевдолитературным языком, вытесняют не только стиль, но и мысль. Прочитавшие тонны маньстепановщины помаленьку начинают соглашаться с любой дичью.

…человек, переписавший от руки Дон Кихота, становится немного Сервантесом — С чего вдруг? А если бедолагу так наказали — книжку переписывать — он не токмо Сервантесом не станет, он возненавидит того Сервантеса на всю оставшуюся жизнь. Правда, у него может случиться психологическое расстройство — стокгольмский синдром, о котором маньстепановы, скорее всего, не знают и не думают, пописывая свои «психологические экзерсисы».

Ежели продолжить мысль, то человек, написавший фанфик на произведение классика, сам становится немного классиком. Нуачётакова? Фикеры данную идейку десятилетиями в мозг своим жертвам втра… втрадиционивают. Ну и что, что пишут они вот такенным антилитературным языком?

хватаю одну из ног — Последнюю или предпоследнюю.

сплетничать на друзей — Сплетничают «о». «На» — доносят, ябедничают или стучат.

Я был как баран на новые ворота, если что-то приспичивало мне, то я обязан был этого добиться. — Баран ворот не добивается, он на них пялится. Хотя для фикоперской братии что пялиться, что пялить — один бараний хрен.

Я не сказал, что ты глуп. Я сказал, ты — невежа. Что означает недостаток знаний при наличии интеллекта. — Аффтар, ваш герой, а заодно и вы — невежды. Невежа — это нечто совершенно другое.

Несколько завернутых в пожелтевшие газеты скотских черепов с рогами, ожерелья из звериных зубов, разноцветные свечи, чаши, мелки… — Скотские черепа, очевидно, были теми самыми невежами. Не обученными «вежеству», то есть невоспитанными.

Мощный, с гипертрофированными мышцами, человеческий торс вырастал из огромной скотской нижней части — то ли бычьей, то ли конской — на могучих плечах скалилась огромная медвежья голова, увенчанная роскошными оленьими рогами. Дополнял облик этого сюрреалистического монстра огромный половой орган, болтающийся между ног. — Ну, скотская часть с эдаким дополнением уж точно вела себя без всякого вежества.

поделиться:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Blogger
  • RSS
  • Блог Li.ру

Страницы: 1 2

22 Июль, 2019 в 8:00

Оставить комментарий:

Вы должны автоизоваться, чтобы оставить комментарий.