В начало... » Уголок гуманиста » Кафтан пенистого каравая с фланцами. Часть вторая

Marianna Orlinkova Галка, ты звезда.
Галина Юзефович (жалобно) А они говорят, что я тупая пизда!
Внезапное интернет-прозрение

Продолжаю гвоздить писателей, которых малоуважаемые господа критики ставят в пример другим писателям — не лучше, но и не хуже предложенных. Предлагать что-либо в качестве примера надо с тщанием и осторожностью, ибо дурной пример заразителен. Поговорим о том, что здорово вредит литературе — безотносительно имен и регалий конкретных критиков и авторов, имен покровителей этих лиц и их политических воззрений. Поговорим о заговоре против фантаста Лукьяненко литературы. А точнее, о визуальных искусствах, подминающих под себя литературу и лишающих ее потенциала вербальных видов искусства.

Я не раз писала, что средства и задачи у визуальных и вербальных искусств разнятся, причем весьма существенно. Если всё изобразительное — живопись, архитектура, скульптура, кино — неоценимо в плане передачи и формирования эмоционального отклика, письменность несет в себе информацию не только образного, но и рационального плана. Образное мышление в большей степени присуще не писателям, а художникам, музыкантам и математикам. И это не мои фантазии, но установленный психиатрией факт. Кстати, матан я сдавала в своей жизни трижды и не понаслышке знаю: его изучению немало помогает интуиция — зачастую ты видишь решение раньше, чем проходишь всю цепочку рассуждений, приводящую к ответу. В литературе рассуждение первично. Оно важней озарения провидца: не знаю, почему это так, но я так вижу.

Нынешнее стремление получить побольше просветлений, инсайта, сатори и прочей серендипности приводит литературу на печальный и бесприютный брег подражательства изобразительным искусствам. А точнее, искусству кино — важнейшему из всех искусств, по мнению Ильича, при жизни которого кино только-только возникло и было отличным инструментов влияния на безграмотные народные массы. Неужто те массы вернулись? Вместе с Ильичами.

Неудивительно, что некоторые прозаики, любимые некоторыми критиками, пишут романы по типу сценария сериала: целые главы-серии можно пропускать без всякого ущерба для понимания сюжета и идеи. Приведу мнение критика С.Морозова, также сравнившего роман Иванова «Тобол» с сериалом: «В случае с «Тоболом» мы имеем дело с имитацией некогда популярного исторического романа на большую тему (победа над кем-то, освоение того, строительство сего). Попытку написать два толстенных тома на основе сценария к сериалу иначе как странной не назовешь. Получилось где пусто, а где густо. Вместо полновесного целостного повествования — хаотичный набор разрозненных эпизодов (серии можно пропускать без ущерба). В книге отсутствует единое скрепляющее начало, некая сверхзадача».

Замечу: точно так же выглядят произведения худших из фантастов. Здесь вам и сумбур вместо фабулы-композиции, и сюжетные хвосты, и отсутствие объединяющей идеи, и сходство с сериалом. А также с плохо сделанной игрой, где квесты не коррелируют друг с другом, герои и неписи появляются и исчезают безотносительно своей нужности и «занятости» в общем или сквозном сюжете. Причем в компьютерных играх и телесериалах подобная кутерьма — вынужденная. Ведь игроки играют, когда хотят и имеют возможность, исполнители ролей появляются и исчезают в зависимости от своей занятости в других проектах. Если Хуан Педро усвистал сниматься в кино всей своей жизни, а Мария Кончита забеременела и вот-вот родит, соответствующие персонажи умрут или впадут в кому, даже если никакой комы ранее не предвиделось, а смерть-кома-летаргия Хуана и Кончиты не окажет ни малейшего влияния на развитие событий.

Впрочем, в случае, когда Хуаны-Кончиты выпадают из реальности без пользы и смысла, шоураннер может настучать сценаристам по головам и даже сменить состав команды. На более ловкий, способный красиво обыграть и смерть, и воскрешение, и кому, и явление мессии народу. Почему, спрашивается, автор из тех, кого предлагают фантастам в качестве образца, пишет романы по типу плохо слепленного сценария? Продюсерам плевать на свою продукцию? Оно и видно.

«Роман начинается совершенно в стиле социалистического реализма: товарищ Гагарин, назначенный новым председателем тобольского обкома партии, готовится организовать ударные императорские стройки, «воспламенять Сибирь мартенами», поворачивать сибирские реки. Затем обещание великих свершений отходит на второй план, на повестке дня откровенная мыльная опера с участием остяцких «Олесь» и шведских Бригитт. Пока селенье спит. Параллельно идет сюжет из конца 80-х — начала 90-х: партийная верхушка перековывается в типичных российских олигархов, присосавшихся к государственной мошне. Тут же крутятся Иванов и Гдлян образца XVIII века. Заканчивается же все потугами на литРПГ: «Вам поступило новое задание — добыть пайцзу и кольчуги Ермака». И почему меня эта кривенькая фабула не удивляет, а оставляет ощущение давно и хорошо знакомого пи… фиаско?

«Иванов элементарно утонул в материале. Текста много, смысла мало. И это ставит вопрос о том, насколько перспективно развитие нового «большого стиля» за счет бездумного, неразборчивого, эклектичного сочетания всего со всем, обычного уже для современной российской прозы проецирования последних 25 лет отечественной истории на события далекого прошлого». Да что тут спрашивать-то? Проецирование, незаслуженно расхваленное как художественный прием, давным-давно превратилось в штамп, а произведения, построенные на нем — в картонный мирок, где действуют ряженые плоские герои.

Оппонент в данном споре, замечу, уповает на «закон жанра», в коем безграмотность, расплывчатость и безыдейность повествования выступают в качестве литературных приемов. Причем он сам не очень понимает, какой именно жанр использован: «Тобол» — эпос акватории в «годину смуты и разврата», либо в эпоху принудительной модернизации: вслед за «Тихим Доном» и «Угрюм-рекой»… эпос речной акватории через портретирование семей и сообществ, насколько я понимаю, эксклюзивно-русский жанр — да, американская литература вышла из речных «Приключений Гекльберри Финна», но выбрала другие пути сообщения; бурно развивашиеся железные, а затем автомобильные дороги. Поэтому, в силу сугубо национальной жанровой природы, такая эпопея, как «Тобол» будет пребывать вне определений «современного» или «несовременного» — ну, скажем, как к самой реке абсурдно применять подобные эпитеты». Так значит, это у нас эпос про воду, а не про желдор и не про роад-муви, а потому эксклюзивчик? Ладно, молчу уж про «Трое в лодке, не считая собаки» Джерома К.Джерома, про «Жизнь на Миссисипи» Марка Твена.

Однако замечу, что термин «роман-река» (фр. roman-fleuve) был впервые использован не русским романистом, а Роменом Ролланом в 1908 году. Так называли серии произведений, рисующих эволюцию одних и тех же персонажей или семейств на фоне исторических событий. Сюда можно и «Угрюм-реку», и «Сагу о Форсайтах» поместить как произведения, имеющие нечто общее. А именно жанр. Да и странно это — отделять семейные саги «речные» от «сухопутных». Как будто мы на фикбуке с его системой тегов, описывающих антураж фика, дабы любитель флаффа в учебных заведениях, не дай бог, не столкнулся с гуро в исторических эпохах.

«Однако в пользу актуальности этого текста свидетельствует, что «Тобол», при всех его мушкетерских кондициях, еще и первоклассный экономический роман. Мысль Алексея Иванова о том, что сырьевая (в «Тобол»— эпоху речь о пушнине) экономика — для России одновременно благо, проклятие и генезис масштабного предательства — не нова, но, может быть, тоже впервые, настолько художественно убедительна». Я чего-то не понимаю или повести о добыче любого сырья, от пушнины до золота, составили целый пласт в литературе многих стран? Взять хоть ту же Америку, пережившую золотую лихорадку. Или г-н Колобродов полагает, будто у товарища Иванова тема до́бычи пушнины — эксклюзив более эксклюзивный, нежели в других странах, поскольку сей товарищ — наш соотечественник?

«Сергей, относительно сценария к сериалу. Я тут вижу не странность, а, скорее претензию Иванова на создание русского Голливуда (прежде всего, да, в собственном лице) и приспособить к этому делу литературу, актуализировать ее через кино. Мне как-то в беседе Алексей сказал, что считает сериал самым живым и перспективным сегодня жанром. Но «Тобол» не сценарий, умелой рукой превращенный в роман, эта проза кинематографична изначально, сама по себе, то и дело перед глазами встает 3D-проекция, которую делали всеми своими красками и размахом Илья Репин и Василий Суриков. И, конечно, такие художники, скорее Дела, чем Слова, как Макс Вебер и Анатолий Чубайс — едва ли не самые вкусные страницы «Тобола» посвящены бизнесу (пушной рынок, меховая логистика, тогдашняя система пилежа и откатов) и тогдашним инновационным проектам». Всё, художник Чубайс и еще более ни к селу ни к городу приплетенный социолог Вебер меня убедили: сей Колобродов действительно Колобродов. Nomen est omen. Тут вам и Голливуд, и пилеж с откатами (как я люблю сетевой сленг в речах профессиональных литераторов и критиков — это что-то!), и перспективность сценария в качестве романа.

Итак, романист стоит защитника, а писатель критика, как Париж стоит мессы. Нам пытаются впарить идею: сценарность литературного произведения настолько перспективна, что пора бы пожертвовать лучшими, а главное, основополагающими чертами романа. И кинематографичность прозы уж такое ее достоинство, что давайте уже оснуем свой Голливуд на базе ивановской водянистой саги (господин критик усердно делает вид, что не понимает, как создаются Голливуды — и не Ивановым единым, а большими деньгами).

Самородки с эксклюзивным речным сценаризмом то и дело всплывают на поверхность пенистого каравая образцами для подражания — не только для младоаффтаров, но и для вполне маститых писателей. Неудивительно, что получившие цель, к коей следует стремиться, отчего-то не чувствуют себя осчастливленными. Галина Леонидовна, которую нынче «бросили на фантастику», словно товарища Бывалова на мелкую кустарную промышленность города Мелководска, пытается проповедовать повышение художественного уровня. С такими управленцами и защитниками литературе, похоже, врагов не надо.

поделиться:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Я.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Add to favorites
  • RSS
  • Yahoo! Bookmarks
  • Блог Li.ру

8 Сентябрь, 2018 в 8:00