В начало... » Уголок гуманиста » Очень личная публичность

Больная

В последнее время что-то регулярно наводит меня на вопрос: какая мера откровенности дозволительна в литературе и в блоге? Про литературу скажу сразу: не люблю любовного, эротического, а также порнографического чтива. Мне оно кажется скучным из-за своей утилитарности и банальности. Чем ждать, покуда все герои перетрахаются и переженятся, я лучше порноролик посмотрю. В то же время книги о отношениях — да черт возьми, они все об отношениях, включая военную прозу и космооперу. Если в книге нет отношений, о чем там читать? О внутренней и внешней логистике замка, войска и космопорта? Пыталась я читать такие труды, подсунутые аффтарами. И даже улучшить пыталась — и опусы, и их создателей. Не в коня корм.

Что же касаемо блога, то все, читавшие мой, не могли не заметить: он ОЧЕНЬ личный. Обычно такое пишут под замок и обсуждают с парой десятков френдов. Ну а я замков не ставлю, но и обсуждать с сотнями мимокрокодилов свои глубоко личные заморочки не стремлюсь. Не потому, что стесняюсь — я вообще не из стеснительных. Просто. Мне. Лень. Не говоря уж о том, что писательская профессия аннулирует стеснительность не хуже профессии медицинской. Приходится столько наблюдать за людьми и за собой, что через некоторое время избавляешься от привычки наигранно возмущаться при виде естественных реакций — да и вообще играть в игры, особенно в навязанные извне.

Между тем эти игры определяют поведение большинства людей куда основательней их собственной личности. Они даже не спрашивают себя: а как Я отношусь к тому и сему? Люди, составляющие это самое большинство, относятся к тому и сему так же, как большинство в целом. Если оно приветствует, например, идею о терпимости и плюрализме, человек старается соответствовать требованиям большинства. А поскольку все мы не роботы, нам бывает скучно, обидно, противно и негативно, так что кое-кто становится терпимее, понижая уровень внимания к собеседнику.

Недавно один наушник и шпион, ах, пардон, любитель принести новостей порадовал сообщением: кто-то где-то в нетях поднимает тему моей окукленности. Причем открытость, за которую меня, очевидно, все бы зауважали, предполагает допуск в ЖЖ кого попало с какой попало имхуёю наперевес. Ну и, соответственно, переход от глубоко личных постов к менее животрепещущим темам. И главное, прекращение флуда, как здесь, в соцсетях, называется живая беседа. Во избежание срача, как опять-таки здесь называется ОЧЕНЬ живая беседа.

То бишь полное окукливание при формальном соблюдении открытости, терпимости и плюрализма, доходящих до пресловутого «ссы в глаза — божья роса».

Но я люблю хороших, внимательных собеседников. Так же, как и возможность поговорить откровенно о чем угодно: о времени, о чувствах и о себе. Вот только формирование доверительного отношения требует адского количества времени и сил. Как, впрочем, и любое сближение. И однажды ты понимаешь: достаточно. Тебе достаточно тех, кто есть, ты не ставишь перед собой задачей расширять свой круг общения. Можно поставить фильтр не на входе, как сделала я, а на диалоге. И парить в эмпиреях, попросту не обращая внимания на сотни людей, бурбулирующих по твоей территории с имхами, срачами, нотациями, претензиями и восхвалениями. Разговаривать с десятком любимчиков, игнорируя остальных. Не реагировать на ругань, но и за похвалы не благодарить: чего вы хотите? Вы не в ближнем круге, чтобы я отвешивала вам свои драгоценные «спасибо», спускаясь с Олимпа.

Здесь, в жуже, большинство делает так. А я делаю, как мне удобно.

Тысячники, пуская к себе всех поголовно, разговаривают лишь с теми, кто им симпатичен, а на остальных и взгляда не бросят. Ну а я разговариваю со всеми, кто в моем блоге комментит. Только с некоторыми — всего один раз. Те, чье общество мне не показалось приятным, могут потом пойти куда угодно. Да что далеко ходить, я сама накликала создание общества hate_inesacipa, но оно по-прежнему пустует. Вместо этого хейтеры пооткрывали мне персональных тем на разных форумах, от диареи до тумблера. Вот уж где уйма места для поливания меня всем, что плещется в душе у юзера, пришедшего с априорным намерением меня достать.

Его ведь прекрасно видно, это намерение — оно словно светящийся маркер «Я хочу самоутвердиться за твой счет, а на тебя мне плевать». Зачем мне такое приобретеньице? Пусть идет к этим, обсуждающим меня, ему с ними будет комфортней. А мне — без него.

Словом, мой нехитрый субъективный фильтр работает и я получаю что хочу — собеседников и возможность раскрывать душу, не уходя в облака от негативных переживаний и не относясь к людям на своей территории как к МАССЕ.

Писателю вредно такое восприятие, оно его портит. Оно проникает в литературу и заставляет скрупулезно описывать историю держав и передвижения войск, забив на переживания и отношения ЛЮДЕЙ. Речь идет о массах, о силах, о течениях — но людей за всем этим напластованием историзма не видно. Обезличенное приключалово. И в результате мы имеем то, что имеем, во множестве жанров, нацепивших на себя ярлык развлекательного, хотя честнее было бы назваться хреново написанным.

Ну а при моих взглядах на литературу личной жизни у моих персонажей немножечко до хренища. Они постоянно романируют и разочаровываются, хотят друг друга и отталкивают, ищут любви и бегают от нее, не щадя нервов читательских и писательских. А еще они занимаются сексом, причем не всегда в одобренных обывателем сочетаниях. Есть и гомосексуальные пары, и инцестуозные — в жизни-то их довольно много, куда больше, чем мы привыкли замечать.

И приходится думать, как бы описать эти странные, зачастую нездоровые отношения, чтобы не впасть в распространенное поверие, будто запретный плод сладок и сладость его всё компенсирует — социальную дезадаптацию, осуждение близких, необходимость скрывать и зыбкость своего положения. Как говорится, найди десять отличий между сестрой, трахающейся с братом, геем, трахающимся с женатым бисексуалом, и неверной женой, трахающейся с сослуживцем. Найди и выведи закономерности мироощущения, отличающие одного от другого.

Видимо, однажды и меня какая-нибудь звезда развлекательного чтива назовет порнографом, хай ей грец.

Периодически язвительный голосок в затылочной части мозга интересуется: опять в центре повествования любовь? Может, уже напишешь про жадность, про уныние, про гордыню? Ты вообще в курсе, что существуют другие смертные грехи, помимо похоти? И что ему, зануде, ответишь? Я в курсе. Но пока мои персонажи познают себя главным образом через любовь, а остальные смертные грехи исполняют роль вишенки на торте. Может, с годами, когда я достаточно постарею, они выступят на первый план и займут свое место в картине мира. Ну а сейчас, невзирая на ханжеские игры большинства в глубочайшую нравственность пополам с глубочайшей же терпимостью, буду писать о том, что интересно МНЕ. И, соответственно, сама выбирать себе критиков и собеседников.

поделиться:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Я.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Add to favorites
  • RSS
  • Yahoo! Bookmarks
  • Блог Li.ру

16 Апрель, 2013 в 18:51