В начало... » Уголок гуманиста » Отзыв с того света, или Оружие слабых

Смерть является просто-напросто результатом неправильного воспитания.
Умберто Эко

Пообещала френду пост спецом под эту дивную картинку. Пообещала и призадумалась: что можно написать такого… жежешного на столь ужасающую тему? Ведь в современном обществе суицидомания цветет и пахнет — причем не только болезнь, когда человека приходится держать в смирительной рубашке и под седативами (порой и оно не помогает: мне рассказывали, как отпущенный буквально на несколько минут, на время еды больной с суицидоманием бросился на стену, приставив к солнечному сплетению ложку, пробил грудину, сердце — и умер), но и какая-то дурацкая мода на неоправданный риск (разве зацеперство, руферство, бейс-джампинг, селфи в экстремальной обстановке не имеют в основе своей тяги к саморазрушению?).

Мне кажется, в наше мнимо цивилизованное время эта тяга расцвела даже сильнее, чем «экстрим царской России» с русской рулеткой, дуэлями, скачками по неезженому полю и хождением на медведей с рогатиной, а пуще всего — с неумеренным питием. По данным Всемирной организации здравоохранения, каждые 40 секунд кто-то из жителей Земли уходит из жизни, кончая жизнь самоубийством. Согласно приводимой ВОЗ статистике, среди причин смерти молодых людей (в возрасте 15-29 лет) в мировом масштабе самоубийства занимают второе место. Психологи время от времени поминают недобрым словом мортидо. Но что такое мортидо?

Мортидо — особый вид психической энергии, источником которой является гипотетический инстинкт смерти. Он появился в психологии менее ста лет назад. Вначале Сабина Шпильрейн в середине 1910-х годов ввела в классический психоанализ само понятие «инстинкт смерти» — и сам Зигмунд Фрейд оспорил ее гипотезу. Но через четверть века его же ученик Пауль Федерн ввел понятие мортидо. Эту же тему развивал и Эрик Берн. Сегодня жажда разрушения разграничена на желание самоуничтожение — мортидо — и инстинкт агрессии, тягу к убийству — деструдо. Оба эти понятия включает в себя танатос, жажда разрушения как себя, так и другого.

Классическая теория описывает два фундаментальных побуждения: креативное — либидо и деструктивное — мортидо. Что парадоксально, ни один психоаналитик не сумел создать модель психического аппарата, в котором эти два инстинкта, два противоположных вида психической энергии сосуществовали бы и и не разорвали эго пополам. Да и биологические наблюдения не подтверждают существования мортидо. И все равно теории агрессии считают мортидо проекцией врожденного саморазрушительного влечения людей. Врожденного, понимаете? Некоторые люди рождаются с тягой к самоуничтожению.

Физиологи (усердно роющие тоннели навстречу психологам, но пока, кажется, без особого успеха) предполагают, что мортидо активизируется в силу некоторых органических изменений гормонального характера, вызывающих эндорфин-энкефалиновый дисбаланс нейрохимии мозга. Процесс начинается с фрустрации базовых биологических потребностей (в потребности в репродукции, в программах социального, имущественного самоутверждения, в повышении иерархического статуса). И тогда вместо эмиссии эндорфинов, дарящих ощущение счастья, происходит выброс энкефалинов, которые приводят к депрессивному состоянию, ощущению тоски, страха и нежелания жить. Такой дисбаланс ведет к депрессии, и, как следствие…

Впрочем, нет. Давайте признаем: нет тут никакого следствия. В депрессии можно испытывать упадок сил и нежелание жить, но для суицида нужны силы, причем недюжинные. Самоубийство может быть и аффективным, спонтанным (прыжок с высоты, например), но для большинства способов покончить с собой требуется раздобыть отраву, пистолет, веревку и прочный крюк, наконец. Если бы можно было умереть тихо и безболезненно, скажем, осознанно остановив дыхание, немалое количество людей использовало бы подобный метод: и смерть выглядит естественной, и мучения прекращены. Так нет же, ради избавления от мучений приходится прилагать усилия, терпеть боль, мучиться раскаянием и представлять, как будут горевать над гробом и обвинять себя в невнимании к покойному родные и близкие.

Хотя в детстве подобные фантазии весьма утешительны: красивая и величественная церемония похорон, множество пришедших проститься, слезы «не ценивших дорогого усопшего», страдания друзей и поклонников… Финал торжественного действа — когда гроб опускают в землю и все идут по своим делам, а близкие начинают жить без тебя, и порой им даже не требуется много усилий, чтобы забыть о том, что ты был! — всё это подростку видится смутно. Шекспировская мысль: «Зачем живут собака, лошадь, крыса, а в ней дыханья нет?» усердно ретушируется. Поэтому (пусть и не только поэтому) процент самоубийств по пустякам в среде подростков весьма высок. И отзыв на такой способ решения проблем, к сожалению, прислать некому.

А жаль. Возможно, отзывы самоубийц на то, чем обернулось кардинальное решение всех земных проблем, несколько переменили бы настроения в подростковой среде. По крайней мере стало бы поменьше суицидов ради селфи или угождения админам сайта идейных самоубийц. Ибо те причины, по которым тинейджеру предлагает свести счеты с жизнью вирт, еще более дебильны и бессмысленны, нежели причины, предлагаемые реалом вкупе с возрастными кризисами психики — страх взросления, боязнь разочаровать значимую для подростка фигуру, разрыв с любимой девочкой/мальчиком и т.п.

Неудивительно, ведь вирт есть воплощение коллективного бессознательного и вместе с тем — коллективного сознания, коллективного мышления. Вспомнилось, как один доктор исторических наук (дурак на всю голову, как многие гуманитарии-интеллигенты-профессура, невежественные и самоупоенные, регулярно изрекающие глупости) высказывался с гордостью за произведенную мысль: «Коллективное сознание — это как коллективное пищеварение!» Забывая, что его собственное пищеварение мало чем отличается от пищеварения миллиардов биологических единиц того же вида — ну болезни, ну ожирение, ну гормональные сбои, но всё то же, желудков не три штуки, кишечник длиной всего четыре метра, которые станут восемью в атоническом состоянии, когда товарищ склеит ласты.

Неудивительно и то, что коллективное сознание во многом предопределяет сознание индивидуальное, которым человек так глупо гордится. Психика наша устроена таким образом, чтобы мы высоко ценили собственную уникальность, порою мнимую. В наши дни это особенно заметно, когда всякая, прости господи, личинка манагера так и норовит вообразить себя и, что особенно забавно, назваться во всеуслышанье эльфом, вампиром, личем… Конечно, впереди длинная серая жизнь, когда и чудить, как не в молодости! Вот только навязчивые идеи и состояния, обсессии и компульсии, расстройства психики и девиантное поведение не называется «чудить». Для подобных вещей имеются другие названия, многие из которых занесены в МКБ-10.

И снова неудивительно (уже третье), что психиатров удручает, когда больные, люди с деформированной психикой индуцируют здоровых (ну, почти), однако находящихся в кризисе. Например, в кризисе периода взросления. Ох уж этот страх взросления, сколько о нем написано, сказано и спето всякими нежными вампирами: «В этой стране, вязкой, как грязь, ты можешь стать толстой, ты можешь пропасть»… Действительно, ужас как страшно — растолстеть и пропасть для мира юных стройных эльфов. Потому как для множества личинок манагеров, еще и не пытавшихся жить, потеря внешности есть пропажа невосполнимая. К тому же отвращение подростка ко взрослым людям с их кошмарными, ужасающими дефектами внешности (седина, залысины, животы, морщины, ой фууу!) обусловлено кризисом авторитетов — частью кризиса взросления.

Что говорят о кризисе взросления специалисты? Течение и прогноз кризиса взросления зависит от механизмов, лежащих в основе нервно-психических и психосоматических нарушений, а также от имеющейся симптоматики, дезадаптировавшей подростка. В 30-40% случаев кризис завершается нормализацией. Вы понимаете? В тридцати-сорока! А остальные, я извиняюсь, шийсят-семьдесят — с ними как?

Кризис авторитетов проявляется по-разному. Самая мирная форма кризиса — так называемое болезненное мудрствование. Забавное явление: однообразная абстрактная интеллектуальная деятельность у существа, не имеющего жизненного опыта. И вот это существо погружается в обдумывание вечных (а главное, неразрешимых) проблем — смысла жизни, бесконечности космоса, любви и ненависти, и прочая, и прочая. Причем это философствование на отвлеченные темы гармонично сочетается с критикой авторитетов, которые «ничего не понимают». И ладно бы, пусть его: излагает подросток в своих аккаунтах бесконечные (бесконечно однообразные) рассуждения, которые, как в таких случаях говорят психологи, ярко эмоционально окрашены (то есть вечно на грани истерики) — да все так делают. Подросткам надо позанудствовать и посраться со всем миром, чтобы в старости (после тридцатника) было что вспомнить на семейных обедах и на пьянке с друганами. Когда (а может, если) кризис закончится нормализацией.

Однако и мирный путь говорильни запросто может окончиться отчуждением от близких, уходом в свой внутренний мир. А может стать протестом против семьи, привести к ссорам с родителями, к побегам из дома, к алкоголизму, увлечению наркотиками или вступлению в сомнительные группы и сообщества, вплоть до ИГИЛ и Аль-Каиды. Самому-то подростку кажется, что он стремительно взрослеет и учится принимать самостоятельные решения, но на деле кризис авторитетов зачастую препятствует процессу созревания личности, а противоправное, разрушительное или суицидальное поведение запросто уничтожает и тело, носитель незрелой личности. Этому индивиду уже никогда не повзрослеть.

Этиология попыток к самоубийству в подростковой среде определяется обстоятельствами жизни, а не психопатологией. Суицидальные попытки у подростков могут быть импульсивными, связанными с ситуацией, а могут быть результатом длительных конфликтов. Но главное, они не проявление патологии. Саморазрушение начинает набирать обороты с того момента, как мир подростка начинает трескаться и разваливаться. И происходит подобное со всеми, а не только с теми, чья жизнь закономерно приводит к расстройствам поведения — неблагополучная семья, криминальная среда, травля в школе и тому подобные обстоятельства. А почему? Что это за тяга такая: чуть что — кончать с собой?

Похоже, в один пост мне эту тему не вбить, sorry. Придется, как оно часто со мною бывает, писать продолжение.

поделиться:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Я.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Add to favorites
  • RSS
  • Yahoo! Bookmarks
  • Блог Li.ру

21 Апрель, 2018 в 12:00