В начало... » Уголок гуманиста » Ретроградная графоманская амнезия

Недавно напомнили мне о некой Н.Кузьминой, которая, по ее уверениям, «училась много и неплохо — закончила с золотой медалью языковую спецшколу, одновременно с отличием вечернюю физмат школу при МАИ, затем — один из естественных факультетов МГУ им. Ломоносова». А потом ррраз! — и написала, как правильно в два смычка трахать биссектрису. Фанатки разродились похвалами: «Автор воплотила мечты многих женщин — чтобы тебя любили сразу двое, да еще и официально, да еще и со сценами группового секса. До этого ни разу не встречала таких ходов. Сюжет свежий, не избитый, логичный и… заставляет верить в сказку».

Уж не знаю, каким образом люди, по классификации Ганнушкина, конституционально глупые, но психически здоровые, достигают светлой мечты параноидного шизофреника — избирательного восприятия с бредом толкования. А как еще объяснить заявления типа «не встречала таких ходов», когда каждый фандомный литсайт содержит десятки, если не сотни гаремников с групповушками — и это нашествие зашкафных порнографов длится лет двадцать? Если кто помнит, аффтар сама изумилась успеху «избранных моментов» своего опуса и удалила беспомощно-корявые описания секса с геометрическими понятиями. Не помогло. Достославная глава разлетелась по Сети и вошла в мемы. Никто не помнит, как ту Кузьмину звать (я бы тоже не вспомнила, но я ее разбирала, как-никак), а безнравственную биссектрису помнят. Надо было учиться «и неплохо», чтобы заработать славу столь сомнительного свойства…

Однако с тех пор развелась прорва кузьминых, верующих, что за клавой можно не работать ни мозгами, ни душой, а знай себе отдыхать: изливаться своими девичьими или, наоборот, климактерическими сексуальными фантазмами; радостно деградировать, словно студенты после сдачи сессии; откровенничать с читателем, как дебил с дебилом — и искренне верить, что публика дура, причем даже бо́льшая, чем аффтар.

Бестиарий амбициозных тараканов — вот что такое нынешняя литература. Про сетературу и говорить нечего. Признаюсь: я вижу, что профессиональную литературу практически угробили рамки формата и цензура рубля, свободное творчество как таковое если где и осталось, то в низах, где поиск форм, к сожалению, идет на уровне прощупывания пространства ложноножками в поисках фидбэка. Сетератор в массе своей неразвит, необразован, по-бабьи жаден до похвалы и по-бабьи же глуп (даже если это мужчина). Он норовит придумать нечто, «заставляющее верить в сказку», хотя на поверку это отнюдь не сказка, а обычное любовное чтиво, где к порноролику белыми нитками пришит ХЭ, «честным пирком да за свадебку». Он рассчитывает на фансервис и упитанных фей, пикающих: «Милые детки!», то есть на публику, боящуюся реальности, как огня, но жаждущую эмоциональной разрядки.

Сетература существует за счет попыток слепить образ из неправдоподобной внешности и еще более неправдоподобных схем поведения, а сюжет — из дохлых обоснуев. Раньше мне казалось, эта ее особенность, словно яд, проникает в литературу профессиональную и превращает ту в картонажное производство. А сейчас уж и не знаю, может, между ними диффузия была, есть и будет?

Не нужно быть критиком, чтобы заметить неспособность современного аффтара (любого, напечатанного, не напечатанного, премированного, кремированного) соотнести описанное с реальным. Предположим, трахается биссектриса с драконами… Или нет, подымай выше, влюбляется Гарепотыр в Снейпогада. Рон, как всегда, бьет лучшему другу морду «за себя и за сеструху Джинни», Снейпогад находит «побитую тушку героя» (вот интересно, где-то существует графоманский общак тупых шуток?), лечит несчастного влюбленного, но отказывается отвечать любовью на любовь… После чего невообразимо тупая, однако до крайности любознательная Гермиона спрашивает: «— Ты из-за этого как в воду опущенный? Из-за Рона и профессора Снейпа? — в глазах Гермионы читалось неподдельное волнение. Гарри немедленно ее успокоил:
— Нет, Гермиона, они оба тут совершенно ни при чём. Просто… Я не уверен, что мне стоит нагружать тебя своими проблемами»
.

Вы меня, конечно, извините, но каким пресветлым раком надо стать, чтобы не расстраиваться из-за внезапного краха старой дружбы и любовных надежд? Становишься любопытной, точно Гермиона: ну а вдруг? вдруг фикопер придумал нечто капитальное, а не пошел по протоптанной стезе гаррестраданий по снейпогадам? Читаем дальше.

— Даже если тот, в кого я влюблён, мужчина? Это тоже естественно?! Гермиона, очнись, тут нет ничего естественного! Я чувствую себя фриком, изгоем! Даже Рон, который столько лет был моим другом, теперь смотрит на меня как на слизняка… Хотя… Я такой и есть. — Выдает очередной Фикофрикогарри, и мы понимаем: у аффтара просто с памятью проблемы.

Как я писала о той же Кузьминой, знавала я комаров с большей концентрацией внимания. Так и здесь: протагониста спрашивает дейтерагонист, переживает ли ГГ из-за друга-предателя и влюбленности в тритагониста, — на что протагонист отвечает: нет. «Тогда что с тобой? — Я страдаю из-за друга, который меня презирает, и из-за своей любви к неподходящему человеку». Героя в детстве женская логика покусала? У аффтара случилось выпадение сознания и ретроградная графоманская амнезия?

О. А. Э-э-э… Похоже, мы нашли корень всех сетераторских бед. Патентуем новое психическое расстройство — ретроградную графоманскую амнезию. Проявляет она себе в странностях логики повествования и, конечно же, в странностях графоманской речи.

Ему не нужна вся эта шикарная, полная излишек жизнь. — На что бы списать невозможность очередного «писателя» запомнить разницу между излишком и излишествами? Глупость, безграмотность — согласитесь, это как-то обидно. А быть душевнобольным нынче даже модно. Сколько рядовых тупиц находят в себе интересность в виде расстройства, мании, синдрома. И конечно же, амнезии.

В эти годы роман пожилой, но моложеватой волшебницы и нового завхоза Хогвартса был у всех на слуху. — Что это за слово, которое я периодически встречаю в графоманских трудах? Помесь «молодцеватой» с «моложавой»? Но эпитет «молодцеватый» обычно применяется к представителям сильного пола. Амнезия заставляет забыть о различии полов — я гарантирую это.

Его глаза, не имевшие белков, сияли нечеловеческим фосфорицирующим блеклым светом… — Фосфор фосфоресцирует. А тут либо всё она, амнезия графоманская, либо речь о фосфоритах. Которые, как известно, являются важным полезным ископаемым, добываются как сырье для производства минеральных удобрений. Глаза, полные удобрений — оригинально…

— Грейнджер, он героем быть подвизался? Подвизался. Вот пускай геройствует. — Писали бы уж, что ли, «подвязался». В смысле, подпоясался и пошел в герои. Или навязал себя в качестве героя. Всё логику искать проще будет.

— Я прекрасен, — оу, я сказал это вслух?
— Всенепременно, мой лорд, — ответил мне бессменный управляющий и одновременно дворецкий, ведя в ванну. — Только не упрямьтесь и шагайте сами, прошу.
— Что «всенепременно»? Почему «всенепременно»? Каким боком это слово, означающее «во что бы то ни стало, обязательно», относится к восхищению внешностью очередного нарцисса? Не будь у графомана проблем с памятью, он бы нашел в своем крошечном мозгу подходящее слово. Тоже устаревшее. «Всеконечно» — то бишь «несомненно, безусловно, бесспорно, безоговорочно».

— Я не понимаю, что ты хочешь сказать, — жалостливо проныл, обескураженный блондин. — «Склонный к жалости, сочувствию, сострадательный» и «жалобный, вызывающий жалость» для пораженных графоманской амнезией мозгов суть одно и то же.

Поттер же, в свою очередь, полностью оправдывая недавно приобретенную аниформу, всхрапнул и попер вперед, туда, где, как он считал, коварно поджидает его злостный враг, заявившийся на прием незваным и нежеланным. — Злостный, словно неплательщик, враг коварно поджидал разноса шампанского на приеме, куда заявился без приглашения. Очень выпить хотел! Впрочем, злостные враги рождаются из словарей, составляемых идиотами с той же формой амнезии — графоманской. В таких словарях «злобный», «злобствующий», «злостный», «злонамеренный» — все тупо равняется понятию «злой». А нафига эти оттенки-нюансы? — некогда верещал мне графоман-самиздатыш с повадками клопа-кровососа.

«Слишком богат русский язык. Я бы сузил».

Ну и, само собой, матчасть, незнание которой приобретает патологические формы. Их легче амнезией оправдать, чем списать на обыкновенную глупость писеводелов.

Всё тело Избранного напряглось, а кислород на этот раз вышел в виде тихого стона. — У-у-у, как все запущено… Здесь аффтар и вовсе позабыл, что главное умение, которое у него, такого полезного и талантливого, имеется — вдыхать кислород, а выдыхать-то что-то совсем другое. Или наш графоман намекал не про тот, гм, выход? Но и выходящее с другого конца тела сложно считать кислородом. «Состав газовой смеси в кишечнике у здоровых людей следующий: азот N2 — 24-90 %, углекислый газ СО2 — 4,3-29 %, кислород О2 — 0,1-23 %, водород Н2 — 0,6-47 %, метан CH4 — 0-26 %, а также небольшое количество сероводорода H2S, аммиака NH3, летучих меркаптанов».

Молодой маг отрицательно замотал головой с такой силой, что Снейпу показалось, что безумная конечность сейчас просто отвалится и прикатится к его ногам. — Википедия намекает: «Конечности — парные придатки тела у животных, обособленные от туловища или головы и обычно движимые мускульной силой (реже — гидравлически, нагнетанием жидкости). Служат у разных групп животных для опоры, передвижения, осязания и обоняния, хватания, нападения или защиты, а также сбора и обработки (в том числе пережевывания) пищи. Как правило, к конечностям не относят голову, хвост и половые органы». Напомню, что некоторые низшие животные обоняют и пережевывают не только головой. Поэтому голова все-таки не конечность, а нечто другое.

Опять же анаколуфы, больше похожие на то, что к концу фразы аффтар забыл не только начало, но даже и предыдущую часть предложения.

Король вскочил с трона, сложенного из черепов его личных врагов, все эти века периодически необдуманно бросавших ему вызов, и оказавшихся в итоге поверженными, что впрочем, закономерно. — Черепа с трона бросали вызов сидящему на троне, каковой вызов, естественно, был необдуманным — а каким еще? То, чем положено думать, из черепов давно выскребли.

Скользя пальцами по острым скулам, перетекая с подлокотника кресла на колени мужчины, мозги отключались полностью. — А из этого черепа мозги сами ушли. Отрастили себе конечности, пальцы там, ложноножки — и пошли себе потихоньку-полегоньку.

Слегка придавливая своим коленом пенис Шерлока, который начал стонать еще сильнее. — Недаром этот Холмс позиционируется как незатыкаемое трепло высокофункциональный социопат гений. У него даже пенис говорящий умеет больше, чем половые органы нормального человека!

поделиться:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Я.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Add to favorites
  • RSS
  • Yahoo! Bookmarks
  • Блог Li.ру

Страницы: 1 2

16 Январь, 2018 в 10:00