В начало... » Уголок гуманиста » Саб, с тобой разговаривает Доминатрикс! Часть третья

Скучно было ждать операции. Вот и написала продолжение цикла постов о своей, мягко говоря, нелюбви к критикам, которые, как выражаются мои однокашники-искусствоведы, «обслуживают столики».

Для начала припомню всем причастным уже известное заявление Доминатрикс Леонидовны: «…конкретно с русской литературой беда в том, что русских писателей очень мало. Есть известная легенда: где-то под спудом томятся сотни, тысячи талантливых имен, которых никто не печатает. Я какое-то время честно читала непризнанных гениев, всем им верила…
– Вы добрая женщина!
– Да. Была… Я могу вспомнить одного человека, который достоин известности – и которого не печатают из-за его дурного характера. В остальном – пустыня»
.

На что писатель Михаил Харитонов резюмирует: «Заметим — она ведь даже не врёт. Ей просто не нравится 99,9% книжек. И я даже понимаю, почему. Книжка должна соответствовать её ценностям, хорошо пахнуть. А русские писатели в массе своей действительно русские, и ей от них плохо пахнет. И она совершенно честно говорит — ну нет, нет достойной литературы. Вот разве что «Зулейха открывает глаза» или там очередная книжка про Львов или Прагу, или про Холокост. Это книги. А если в книжке нет Холокоста, ни слова про любимый Львов, и даже сладкого гомосексуализма нет или почти нет? Это вообще что за книжка, зачем она, что за ватное быдло её накропало? Неужели вы не видите, что это писал автор без вкуса, слуха, культурного бекграунда?»

А отсюда вопрос: чем отличается няшка Леонидовна от замшело-закоснелых чиновников, в ненавистном ей Эсэсэсэре отвечавших за культуру и ставящих в вину художникам «безыдейность и непатриотичность» их работ? Уверена, что многие из них точно так же искренне не любили книг без идеологически выдержанных идей, без противостояния советских людей и ценностей несоветским.

Протестовать против системы, не отрываясь от нее — то же самое, что заявлять: «Идея того, что вообще книга должна кого-то чему-то учить, — это очень консервативная, очень архаичная идея. И мне кажется, что из жанра, говорящего, по крайней мере, отчасти говорящего о будущем, эта идея должна быть исключена. Понятно, откуда эта идея бралась в творчестве братьев Стругацких. Потому что в глухое советское время действительно вопросы этики были бесконечно важны. Но это время, слава богу, кончилось, началось какое-то другое. То есть, книга с воспитательным пафосом, книга, пропагандирующая какие-то традиционные ценности, сегодня скорее всего прочитана за пределами любителей фантастических романов с фланцами™ и гетеросексуальными героями, и скрепами, она не…» — что «не» Галина-домина так и не доблеяла.

Впрочем, общий смысл тирады незатейлив и ясен. Значитца, в советское время опция этического воспитания была по умолчанию включена, теперь же она должна быть отключена — и тоже по умолчанию. А герои из несгибаемо гетеросексуальных, со скрепами в мозгу, должны превратиться в столь же неисправимо распутных активистов ЛГБТ — и желательно не из числа геев, чье поведение от поведения натуралов практически ничем не отличается. Нет, они должны строить из себя манерных педовок, сильно раздражающих обывателя — а заодно и таких же геев, как они сами.

Однако искусство дело такое — ходи вокруг колышка что посолонь, что противосолонь, а свободы тебе, милок, не видать, покуда ты мотыляешься на привязи. И искусство, и наука обретают потенциал лишь тогда, когда их освобождают от «колышка». Когда не предписывают ученому или художнику необходимость подлизываться к определенному идеологическому блоку.

Соглашусь с тем, что у Стругацких как у писателей множество недостатков, но судьбу Рема Квадриги — художника, которого тщился купить господин Президент, а купил бездаря и халтурщика, потому что истинный талант не продается, — эту незавидную судьбу они обрисовали правильно. Невозможно писать талантливо по лекалу, кем бы оно ни было начертано. Уж поверьте книггеру, который пару раз писал художку по лекалу жены бизнесмена, мечтавшей в своей тусовке считаться писательницей, а не тем девайсом из секс-шопа, коим она, собственно, и являлась. На втором «лекале» сломалась даже я, годами делавшая «мемуары» и труды в жанре нон-фикшен за знаменитостей.

Нон-фикшен на заказную тему пишется без проблем. (Если — вернее, пока издатель не заставит автора врать про сексуальное белье, кое изменит жизнь женщины, страдающей атипичной депрессией, и вылечит недуг своими кружевами и приятным цветом. Когда устанавливается формат вранья, приходится бросать и научно-популярную литературу, если не хочешь превратиться в Шилову.) Художественная литература под заказ оплачивается лучше — но и выжигает, сволочь, дотла.

Впрочем, вернемся к нашим баранам. Есть ли хотя бы тень разницы между имхой сетевой критиканши, строчащей свои «фу» и «бе» вместо лекций в ненавистном вузе, куда ее поступили родаки — и как бы полноценной рецензией как бы полноценной критикессы? Особенно той, кто в своих лекциях ни одной фразы завершить не может. И тем не менее претендует на место борца с системой. Каковому борцу, по уверениям оного, прислали уже девятнадцать писем с угрозой убить до смерти.

Оставив тему писем с угрозами (как и россказни г-на Пилюлькина про травлю его персоны кровавою гебнею руками Доминогалины Леонидовны), поговорим о протестах против системы. В данном случае против любой идеологической системы, будь то скрепы с крепкою гетеросексуальностью или геестрасти вне рамок морали.

Предположим, вам нравится одна идеологическая база и не нравится другая — или все остальные. Предположим, вам за это даже не платят, вы попросту мономан в плане идеологии. И в то же время желаете выглядеть критиком. Что, скорее всего, будут представлять собой ваши отзывы? Это будет незатейливая вкусовщина, которой в Сети, что у черта смолы.

Признаю, вкусовщина мне претит со времен получения специальности историка искусства. Между тем ее старательно продвигают нынешние полуобразованные (по крайней мере в области критики) окололитературные, гм, доминанты. Их вера в безупречность собственного вкуса наносит искусству только вред, а критику так и вовсе убивает.

Размытие границ между профессиональной и дилетантской критикой — примерно то же, что и размытие границ между историей и квазиисторией. Люди перестают ориентироваться и попросту делят источники информации на «наши» и «не наши», «русские» и «нерусские», «кремлевские» и «либеральные»… Сарынь на кичку вместо работы мысли, сетевой срач вместо разговора по существу.

То и дело в качестве оппонента-диспутанта ты видишь существо из медицинского определителя: «Любой псих отчаянно нуждается в признании, легитимации его бреда, что превращает этот бред (как бы) в истину. Чем больше разделяющих, тем лучше для создателя бреда». Ты видишь это нечто в качестве критика, в качестве литколумниста, в качестве члена жюри премий, призванных выявить новые имена и дарования… Даже пиарщики, люди по определению циничные, бессердечные и неспособные чокнуться на предмете рекламной акции — и те ведут себя маниакально.

В результате доверие к критике в различных ее проявлениях испаряется. Невозможно доверять мнению психов. Даже если псих харизматичен и его буря и натиск заставляют толпу идти следом, будто овцы за овчаром — книги не читают толпой (о чем, мне кажется, работники книгоиздата ненароком позабыли). Рано или поздно читатель останется наедине с текстом и обнаружит ужасное: его вкус не совпадает со вкусом какой-нибудь Галины-домины или Пустовой-Погорелой. А если и есть точки соприкосновения, то стопроцентного совпадения быть не может. И что делать? Изображать продвинутого читателя по схеме «Мне нравится то же, что и столичному критику» — или выбрать паттерн глухоманно-посконного бунтаря и неформала, которого на столичной мякине не проведешь?

В обоих случаях читатель несвободен и ходит вокруг заданного колышка, как коза — бодливая или послушная, не суть важно. Так же, как несвободен критик, рекомендующий авторам для улучшения стиля то, что никак не влияет на стиль, читателям — то, что подсказывает исключительно его вкус, но никак не профессионализм… Неудивительно, что публика перестает оценивать текст, она оценивает выпады «наших» и «не наших».

Вот и получается, что критики делают всё, чтобы болельщики заменили собою читателей. Забавная перверсия постсоветского информационного поля…

поделиться:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Я.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Add to favorites
  • RSS
  • Yahoo! Bookmarks
  • Блог Li.ру

18 Сентябрь, 2018 в 17:14