В начало... » Уголок гуманиста » Что такое пошлость, или Замысловатые фигуры на льду достоинства. Часть девятая

История про истерику Юзефович на ФБ, рассказанная мною в прошлом посте, получила продолжение — весьма, надо сказать, показательное. Э. Лобаха забанили на ФБ по просьбе Юзефович! Слушайте, к вам ко всем, думаю, периодически влетают в журналы некие мимокрокодилы, возмущенные вашим мышлением, поведением, состоянием психики, тем, что вы пишете, едите, пьете, курите и дышите. И как часто по вашей просьбе этого кого-то банили не вы, а администрация соцсети — да еще с такой оперативностью? О дивный свободный фейсбук, не чета какой-то сраной жуже… Недаром с защитниками этого ресурса (не с теми, у кого там аккаунты, у меня у самой там аккаунт, а с каким-то странным подвидом юзеров, непримиримо воюющим с отсталостью жежистов) я периодически расхожусь, как в море корабли. Ну а что делать, там столько воздуха свободы, что дышать стремно, вот у людей и гипоксия, а от нее, как известно, мозги отказывают.

Правда, меня еще попробуй напугай. От отчаянности своей процитирую несколько избранных мест из возмущенного поста Эрика Лобаха (а то как бы его вообще… не освободили к чертям собачьим от возникновения на горизонте некоторых любимых администрацией особ).

«Я поузнавал тут о ней — у нас с ней действительно миллион общих друзей — все подтверждают: глупа, подла, воровка, психически нездорова, мошенница. Но всё-таки самое важное — что глупа и косноязычна, потому что оказалось, что она известна как «литературный критик».
Юзефович не только не имеет никакого литературного вкуса. Она просто неумна и не имеет вкуса вообще никакого. Она только жадно пробивает себе дорогу в этой сфере, пользуясь родственными связями в издательствах, журналах и т. д., где пишет «критические статьи» в стиле базарного ора рыночной торговки из южнорусского города. И всё.
Вдобавок ко всему выяснилось ещё вот что. Она не только еврейка, но и дикая антисемитка. В далёкой молодости даже состояла в РНЕ, «со смехом» рассказывая одной нашей общей подруге, что «это было на волне девичьего увлечения Гитлером, когда мы на почве протестного атеизма жгли в костре Тору». Т.е. она не только дура, но и шизофреничка»
.

Но продолжим тему о вкусе и профессионализме того, что скармливают нам критики. Вот эти самые критики.

На днях случилось у меня смешное квипрокво с одним из номинантов покойного «Букера»: в новостях название этого романа было написано как «Закхок», а в остальных случаях «Заххок». И вот ищу я для продолжения беседы с Синильгой пресловутый «Закхок», а в гугле ничего! Одни объявы о том, что, дескать, в шот-лист вошел… Ну, как вошел, так и вышел, листы дело такое — но где же сам опус? Все, что находится — упоминание в произведении некого Буканова, издавшего самого себя в «Ридеро», на гуглбуке лишь цитата, в которой пресловутый Закхок обозначен очень нехороший царь геев… то есть кеев. Ну не повезло народу ни с названием, ни с царем. Короче, с названием путаница, пришлось искать по истории страданий над сим романом критикессы Ю. И та оказалась ничуть не веселее истории О со всеми садомазо-перипетиями.

В конце концов опус нашелся под другим названием. Да, спасибо, я изучала «Шахнаме», поэтому реминисценцию с трудом, но уловила. Потому что в «Шахнаме» царя змей звали вообще Зохак. В крайнем случае Бивересп. И был он не столько змееруким, как утверждает критикесса-доминатриса, сколько змееголовым — по воле Аримана из плеч Зохака выросли две ядовитые рогатые змеи, которых требовалось кормить человеческим мозгом. На мозге-то змееголовый царь и погорел — мозг у тогдашних подданных Зохака оказался ценной частью, не то что у нынешних…

Но вернемся к двойственному роману В. Медведева. Что же в нем? А все то же, дехкане: «…через несколько недель после приезда Веры с детьми в соседнем ауле размещает свою ставку бывший партработник среднего звена, а ныне демонический полевой командир Зухуршо Хушкадамов. Зухуршо предпочитает появляться на людях с огромным удавом на плечах, его метод — террор и насилие, его цель — отнять у крестьян и засеять маком их крошечные земельные наделы, а после пустить через ущелье рукав наркотрафика. Ну, а в довершение всего недавно овдовевший Зухуршо положил глаз на белокурую красавицу Зарину». Мне вот интересно, а чем и, главное, как часто кормил этот Захершо свое несчастное животное (несчастное потому, что сытый удав должен несколько суток спать, переваривая жрачку, чем бы его ни кормили, а не висеть на своем хозяине в представительских целях) — неужто мозгом подданных? В общем, демонический Кошкодамов в наш колхоз приехал — и пошла писать губерния о растлении чистых душою простодушных горцев. Салам тебе, Далгат, тьфу, цивилизация!

Кто бы мне еще объяснил, отчего история Ю о закхоканном Заххоке (представляющая собой примитивный пересказ сюжета — это, видимо, и есть рецензия, одна из тех, коими доминатриса так гордится) на «Медузе» завершается неожиданной рацеей: «Заххок» Владимира Медведева — определенно одна из главных книг года, да и вообще один из лучших романов, написанных по-русски за последнее время. Чтение мучительное, захватывающее, волнующее, очень страшное — и при всем том совершенно необходимое», и ни слова более. Зачем оно столь необходимо, кому, почему… Зохака вам всем в губернаторы, жалкие смертные! Читайте и не вольнодумствуйте!

Однако я как вольнодумствовала, так и буду вольнодумствовать — по крайней мере пока суждения критиков (особенно доминирующих) будут столь явственно напоминать надпись на упаковке какого-нибудь кисломолочного продукта: «Наша сметана вам совершенно необходима!»; «Наш сыр принесет вам здоровье и благополучие!»; «Наша литературная новинка взорвет вам мозг!» Я уж и не знаю, остались ли на территории бывшего СССР столь простодушные горцы, чтобы покорно покупать продукт, на котором написано нечто подобное. Но сметана-то хоть съедобна, а захххаки эти читателю на что? Съесть или взорвать его единственный и незаменимый мозг?

Ну хорошо, хорошо, предположим, «Шахнаме» на новый лад вещица страсть какая необходимая современному человеку. И может сойти за притчу о злом царе-разбойнике, растлевающем свой добрый народ. А почему россияне должны массово интересоваться то гражданской войной в Таджикистане, то бытом — не бытием — всяких Патимат, то дастарханами Биробиджана, то еще какой «глубокой этникой», предлагаемой нам в каждом шот-листе? На русскую историческую тематику там же, замечу, нам предлагают нечто вроде «Жизнеописания девы Афедронии» разных колядин да «Тайный уд» гиголашвилей. С двумя десницами на одну героиню, хмельной сулемой, царевым бушлатом и русской картохой шестнадцатого века. В самом лучшем случае — магический исторический реализм. Типа «Москвы Ква-Квы» (или как это вообще склоняется?).

Таким образом, свою собственную историю мы тихо-мирно топим в Лете, используя для этого всякого фантаста-фантасмагориста-мемуариста — и получаем взамен вздутые до небес, накачанные критическим восторгом и адски подробные опусы про двух аулов Захершо Кошкодамовыми или штурм двух северных хибар на зимней дороге. А цари у нас опричников тайным удом бушлатом по Руси гоняют. Ладно, ладно. Не будем уподобляться жителям метрополий, не читающим колониальные романы только потому, что те колониальные.

Кстати, через некоторое время в соседнем треде всплыло имя Василия Аксенова, умершего без малого десять лет назад в Москве, над которой он так весело квакал за три года до смерти… Вспомнилось интервью Аксенова, данное лет через два года после того романа, горькое интервью неудачника, переехавшего в метрополию — пока в колонии ему завидуют, он ощущает себя унтерменшем.

«Двадцать один год, что я жил в Америке, я печатался в гигантском издательстве “Рэндом хаус”, они чего только не издают. Меня же они выпускали абсолютно не для денег. Никому там и в голову не приходило, что мои книги принесут хоть какой-то доход. Они руководствовались какими-то своими мотивами — соображениями престижа, что ли. “У нас есть такие авторы, значит, мы сохраняем литературную независимость”… Вот самая сложная книга — “Ожог”. А продано более тридцати тысяч экземпляров. Это единственная моя американская книга, которая принесла роелтиз. Остальные — нет, даже “Московская сага”, хотя про нее говорили, что это “новый Толстой”. Во Франции “Московская сага” была бестселлером, в Америке — нет.
…теперь мой издатель, сам писатель, очень славный парень, говорит: “Извини, но у твоих книг очень плохие sales figures, их мало покупают. Ты, говорит, literary celebrity, но very poor-selling one”. Раньше главный доход “Рэндом” поступал от поваренных книг, и оно могло себе много чего позволить — да и сейчас может. Но почему-то не позволяет. Короче, изменилась общая тенденция по отношению к таким книгам — к байроническому роману, условно говоря. Считают, что он никому не нужен, что главное — рассказывать занимательные истории»
.

Бог ты мой, думаешь, кой черт его понес на эти галеры?

Анатолий Гладилин писал в «Аксеновской саге»: «Аксёнов в Америке так и остался известным писателем для узкого круга. Подозреваю, что он хотел быть автором американского бестселлера и весьма огорчился, что ничего не получилось. По моему разумению, даже теоретически не могло получиться. Чтоб создать американский бестселлер, надо писать плохо и о глупостях. А вот этого Аксёнов, при всём старании, не сумеет». Возможно, Гладилин и прав. Но среди бестселлеров немало хороших книг. Написанных не о глупостях. Да и сам Аксенов признается: «Что до русских переводных книг, то они сейчас в полном загоне. С одной стороны, мы не экзотика. С другой стороны, то, что сейчас возникает здесь в смысле литературы, в Америке никому не интересно читать, потому что эти произведения не соответствуют их стереотипам. Американцы как-то не стремятся к открытию новых видов, а просто чувствуют: это что-то не то, это не соответствует сложившемуся у них образу России — несчастной страны, которая вызывает сочувствие и жалость, но очень скучна».

Приходится признать что, для «Заххоков» и «Далгат-Патимат» мы, россияне, такая же Америка. Романы о Захершо Кошкодамовых пишутся для экзотики, для популярности «у заграницы», но так же, как заокеанским заграницам русские писатели на хрен не сдалися, так и россиянам — Далгат-Патимат Заххоковны Кошкодамовы. Жители метрополий (особенно заокеанских) вообще мало знают об остальном мире, им хватает своей части света. Остальное они воспринимают как угрозу своему пупу земли или как охотничьи угодья уберменшей. И пускай британская элита в эпоху колонизации два века назад не была такой узколобой — воспринимала же она культуру стран, находящихся под ее протекторатом? — американцы оказались крепче головушками и ксенофобней.

поделиться:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Я.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Add to favorites
  • RSS
  • Yahoo! Bookmarks
  • Блог Li.ру

Страницы: 1 2

30 Ноябрь, 2018 в 8:00