В начало... » Рецензии » Стильная бездарность

original

Что ж за беда-то у современного читателя с мозгами? Вот умный-умный, а дурак. Почему современный читатель так извращается с оценками прочитанного? Постоянно придумывает, за что бы ему похвалить автора, у которого ни таланта, ни глубины, ни оригинальности нет и не было никогда. Видимо, хвалить книгу (или писателя) за то, за что действительно хвалят творца и творение, в большинстве случаев не получается. Вот и привыкаем выискивать в тексте фишечки, до которых не додумались орды эпигонов — например, канонир-метросексуал, это ж так оригинально! Ведь капитан Блад тоже прекрасно выглядел в море — может, тоже где-нибудь пудреницу прикопал, шалун?

Дорогие мои любители фишечек. Не трогайте вашими любознательными пальчиками книжки моего детства, а если трогаете, то попробуйте еще и извилины в ход пустить.

Капитан и канонир — разные должности и разные сферы обязанностей, милые, милые киски. А коли они оба на «ка» начинаются, так это не значит, что работа канонира такая же чистая. Пушки, дорогие мои читающие котятки, заряжаются не только ядрами, но и порохом. Порох пачкается и даже въедается, невинные вы созданья, и в кожу, и в одежду. Канонира работа красит, как никакая тушь. Именно поэтому канонир на любом судне раскрашен куда основательнее остальных членов команды, но стиль его категорически не назовешь метросексуальным.

Знание матчасти — даже довольно скромное — делает авторские измышления менее картонными и беспомощными. Зато опусы, рожденные из фанфика, с помощью фанфикового инструментария, с фанфиковым мироощущением… Они не заслуживают даже оценки как книги. Потому что у них иная оценочная система. И они ей соответствуют.

Разберу эту систему и соответствие ей на примере обильно захваленного «Жреца Лейлы» Светланы Зиминой, откуда, собственно, и выполз канонир-метросексуал.

По большей части нападки на книги такого рода (то есть на книги, написанные автором фанфиков, никуда, по сути, от своей первой фанфиколюбви не ушедшим) начинаются с издевок над слащавыми, гомоэротичными героями. И это большая ошибка критиков.

Для начала: среди героев прошлых веков, вплоть до века девятнадцатого, полным-полно холеных щеголей и бретеров, чьи руки по локоть в крови, а ноги в крови по колено. Вопрос не в том, румянится мужчина или не румянится, вопрос в том, как он реагирует на оскорбление. Красавчик, убивающий за ухмылку в свой адрес — явление для определенных эпох скорее типичное, нежели исключительное. Я, собственно, не увидела ничего удивительного в желании главного героя выглядеть красиво.

Лак ложится ровно и красиво. Ногти приобретают приятный золотистый цвет. Ничего вызывающего, только плавные линии и теплые цвета.
Сегодня бал. Я дую на ногти, чтобы быстрее высохли и снова смотрю в зеркало.
Глаза аккуратно подведены черной тонкой линией. Слабые золотистые тени. Эти маленькие ухищрения делают мои глаза ещё выразительнее. Они просто светятся на моём лице – прекрасные глаза глубокого сапфирового цвета.
Не слишком длинный ряд верхних иссиня-черных волос обрамляет почти треугольное лицо, а нижний почти достигает талии. Их я убрал в хвост, который скрепил серебряным зажимом с сапфиром.
Ничего воинственного в моём облике нет – только нежность и хрупкость. Отец будет в бешенстве.

Что во первых строках письма в первом же абзаце дикого? Не то, что принц красится, а вот это вот «ряд верхних волос», «ряд нижних волос»… Я понимаю, что у принца волосы вокруг лица были пострижены коротко, а на затылке были длинными и достигали талии, но писать об этом надо нормальным русским языком, а не делить волосы на верхние и нижние. Не умеешь описывать — учись! Или меняй прическу своему красавчику. На менее стильную, но поддающуюся описанию. Но для фанфика важнее не литературность языка, а именно оригинальная причесочка, фасончик, лачок… Чтобы детализировать внешний вид персонажа. Детальность представления для фанфика важнее атмосферы действия или грамотности повествования. Детальность, как вы понимаете, есть подспорье дрочибельности. Атмосфера и грамотность не есть подспорье этой, которой.

Кроме того, никакая книга не способна обходиться сплошными диалогами да персонажами-функциями. А фанфик любое большое событие излагает в полдюжине реплик как нефик делать. Даже не размениваясь на приличное описание места действия.

Я перевел взгляд на свою задумавшуюся богиню:
– Госпожа, я бы на вашем месте срочно переоделся.
– Хорошо, – все еще обижено буркнула Лейла и её зеленое платье изменилось на тепло-желтое. – Так лучше?
Я тяжело вздохнул:
– Лучше. Пойду искать вам желтую ленту для волос.
– Две! – моментально просветлела она. – Хочу две косички!
– Как прикажите, госпожа, – я поклонился, скрывая улыбу, и заодно поднял с пола меч.
– Ты самый странный и необычный жрец Лейлы, какого я только видел, – Дитрих, которого когда-то, почти пятьдесят лет назад называли Убийцей Убийц, делал вид, что в упор не замечает мою богиню.

Это богиня встретилась с жрецом враждебного ей бога, десятилетиями мочившего ее жрецов направо и налево. И что? Мне две ленточки, жолтое платьице и марожына. А жрецу — долгую жизнь и нервный тик. А мой жрец пусть скрывает «улыбу» (орфография в цитатах аффтарская, то есть фанфиковая, ужасающая по умолчанию), пока ему по ушам не прилетело. Я его главная надежда на ВСЁ. Без меня он просто красивенькая жертва первого попавшегося секс-маньяка. Например, собственного папаши.

– Сопляк! – отец совершенно не контролировал себя. – Она моя жена и собственность! Как и ты!
Его глаза сверкнули:
– Давно пора тобой заняться! Твоя мать избаловала тебя!
– Нет! – мама уже почти шептала от ужаса. – Регил! Не делай этого! Он же твой сын!
Я почти ничего не чувствовал, сознание уплывало. Но всё же я расслышал звук удара и последующие молчание мамы. Я осознал, как отец отпустил моё горло и поставил меня на колени. Я жадно дышал, когда меня пронзила боль… Обжигающая боль между ягодиц…

Его хриплое дыхание участилось и он с протяжным вздохом, наконец, освободил меня. Я не шевелился, осознавая, что только что мой собственный отец изнасиловал меня на глазах у моей матери, как мальчишку-наложника!

Со своими родственниками я начал разговаривать лишь через два месяца. Но к тому времени ни отец, ни мать уже не могли ничего изменить. Я занялся изучением искусства макияжа и моды. Я учился заботиться о своей коже и теле. Мне нравилось это, так я действительно становился красивее. И ещё я становился воплощением всего того, что отец ненавидел в мужчинах.

Семейное насилие в той или иной форме упоминается как анамнез любого кинематографического злодея. Пускай не все пережившие этот ужас становятся убийцами, помешанными на крови и мести, но определенный процент другого способа адаптироваться к жестокой реальности не видит. И начинает мучить или даже убивать. Причем как правило посторонних, неповинных людей. Своего родича-насильника жертва не трогает. Или вовсе не помнит — срабатывает вытеснение.

Но фанфику эти тонкости, как и атмосфера тире место действия, пофигу. Второй подсластитель фанфика — после красивеньких главгероев — это МЕССССТЬ!!! Поэтому всякий обидевший гламурного канонира должен сидеть-лежать-бояться.

Лилиан с виду изнеженное, капризное и бесхребетное создание, у которого как оказалось железная воля, властность и поистине семейная жестокость. Столько лет водить всех за нос. Король помнил эти сапфировые глаза, которые смотрели на него с насмешкой и вызовом. Он никогда не понимал, почему остальные не видят этого. И Регил отдавал себе отчет в том, что боится своего сына. Такие глаза как у него – не прощали. Однажды давным-давно он совершил ошибку. Король и сам не помнил, почему пошел на это. Наверное, во всем виноват вызов в глубине чистых сапфиров. С некоторых пор Его Величество просто ненавидел этот камень. Теперь тот же вызов горел в глазах его младшего отпрыска. С которым он в конце-концов повторил ту же ошибку, что и со своим первенцем.

Ох как меня раздражают эти дефисы где попало… «В конце концов» пишется раздельно, Розенталь бы вас побрал, кривописцы… Но не будем отвлекаться на такую малость, как малограмотность большинства МТА.

Удивительно, что король, настолько преуменьшающий оценку своих преступлений (трахать собственных сыновей для него, видите ли, ошибка), вообще дожил до преклонных «после сорока». Короля за такие привычки в отношении собственных сыновей те же сыновья и отравили бы. Трахать можно только вассалов и фаворитов, а если родственников, то только бедных и очень маленьких — это знает каждый король, не желающий себе смертельных неприятностей. И не задавать лишних вопросов тем, кто пришел тебя убить, а вместо этого попытаться подороже продать свою жизнь.

– Собирался убить меня? Неужели ты думаешь, что тебе бы это удалось, молокосос?!

– Давно пора было сделать это, – тихий голос юноши пропитывал его кожу. – Семья Катани никогда не будет прежней. Именно ТЫ открыл врата для разрушения и мести. Регил Катани, упиваясь властью и силой, ты поступился заветами своего отца и отныне, каждое поколение кто-то из семьи Катани будет служить Лейле. А Регил Катани… – он тихо рассмеялся звенящим рассыпчатым смехом, – никогда не будет прежним, так как я забираю основу твоей сути.
Король чувствовал, как тянут из него что-то, что-то изнутри, неизмеримо важное и необходимое ему. Он взревел от дикой боли, но резкий рывок – и боль ушла. Осталось лишь пустота. И тихий голос в пустоте:
– Теперь ты принадлежишь Лейле. Отныне и навсегда. Ты будешь жить, пока это необходимо Лейле, ты будешь дышать, пока ей это нужно, а потом ты исчезнешь. Навсегда. Но чтобы завершить дело… Позволь сказать еще кое-что… Во всех нас твоя кровь. Кровь убийцы, кровь чудовища. Ты просто пожинаешь плоды того, что посеял. Мы не уподобимся тебе. Я отказываюсь от тебя, как от отца, ибо не был ты отцом мне. Я отказываюсь от тебя, как от короля, так как не был ты и настоящим королем. Лишь подделкой.

Бла-бла-бла и фап-фап-фап. Вот он, фанфик, во всей своей красивости. Никто да не отмстит негодяю, не прочитав тому нотацию и не помацав евонную гнусную суть. Чтоб негодяй восплакал и возрыдал на одре, словно сентиментальная институтка.

Естественно, фанфикописцу не понять, как ведут себя реальные правители и воины — то есть люди бесчувственные и малостыдливые по определению. Сам-то он чувствительная девочка (даже если он мальчик), которой, в силу незнания жизни, не верится: существуют ДРУГИЕ люди с ДРУГИМ взглядом на жизнь. Люди, которых не разжалобишь и не напугаешь громким «БУ!!!» и напрыгиванием из-за шкафа.

– Вы поймали Ольгара Безумного, пришпили его к дереву. Ты в животной форме сверкал клыками у его горла, а твой собутыльник просто-напросто заломил этому медведю руки. Свидетели говорят, что более необычного зрелища никогда не видели. В общем, вы оба его настолько потрясли, что он отвязал с рукоятки своего меча обе ленты и отдал вам.
– Ленты его дочери?! – ахнул командующий и застонал. – Дэвид, прикончи меня сейчас. Я, по крайней мере, умру легкой смертью.

поделиться:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Я.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Add to favorites
  • RSS
  • Yahoo! Bookmarks
  • Блог Li.ру

Страницы: 1 2

27 Апрель, 2013 в 3:20