Единственный способ сохранить здоровье — есть то, что не любишь, пить то, что не нравится, и делать то, чего не хочется делать.
Марк Твен

Самые прекрасные слова в мире не «Я тебя люблю», а «Это доброкачественная опухоль». Понять столь незатейливую шутку (а на деле — истину) может тот, кто ждал результатов гистологии, старательно давя в себе панику и ипохондрию. Говоря себе: с моим везением там может обнаружиться что угодно! — и стараясь не слушать шепот в голове: …и даже саркома. Припоминая совершенно лишнюю информацию, как у знакомой дамы Имярек, казалось, всё как у всех, а потом оказалось, что всё не так, как казалось. Словом, изводя себя разговорами со своим внутренним ипохондриком. Я, признаться, не любитель изводить себя и вообще пофигист, по десять лет не посещающий поликлинику и смотровой кабинет (зато уж если заболевающий, то чем-нибудь таким, что надо сразу резать, не дожидаясь перитонита). Но когда веселая и одновременно ворчливая медсестра поднимает глаза и произносит: «Зла нет», сквозь ее черты наделенной властью простушки на мгновение проступают черты ангела. Ангела смерти. Я глупо переспрашиваю: «А что такое зло?» Как будто не поняла еще, что мне сказали.

Даже у людей, не страшащихся смерти сознательно, присутствует подсознательный, животный страх внезапно кончиться, изойти, исчезнуть. И он волной поднимается в душе на фоне полного штиля и глубокого бесстрашия. Есть в природе такое явление, как волна-убийца (она же белая волна, волна-разбойник, волна-злодейка, дурная шутка) — гигантская одиночная волна высотой 20-30 метров (а иногда и больше), блуждающая по океану словно в поисках жертвы. Корпус корабля, встретившегося с «дурной шуткой», не выдержит громадного давления обрушившейся на него воды (до 980 кПа или 9,7 атм), и судно затонет за считанные минуты. Так и наш разум может не выдержать обрушившегося на него разом страха смерти — всего, сколько ни на есть в подсознании. Под его тяжестью все резоны и увещевания тонут, будто кораблик, подхваченный волной-злодейкой и разломанный ею пополам, как хлеб.

Однако я слышу прекрасное и успокаиваюсь. Зла нет, и смерть не ждет меня с целым мешком отвратительных инструментов. Остается спасти что осталось… от меня. Врачи что-то говорят про курс уколов, но я настроена решать проблему радикально. Ну нафиг эти уколы, надежду и веру. Наша стратегия — операция, боль мгновенна, избавление вечно. Врачам это решение импонирует больше. Они и сами, похоже, не любители уколов с надеждой и верой в каждом шприце. Весело-ворчливая медсестра жутковато шутит: «Не рожать же вы собираетесь? Значит, это уже можно выбросить собакам», и я лишний раз восхищаюсь специфическим чувством юмора у медиков. Впрочем, писать о нем обиженные книги я не собираюсь. Мне кажется, имея каждодневный контакт с человеческим горем и болью, я бы тоже защищалась всеми средствами, какие смогла добыть. А черный юмор стоял бы первым номером в списке.

Да уж, деликатной и тонко чувствующей натуры из меня нипочем не получится. А что троллей, бякеров и недотыкомок гоняю не просто банхаммером, а банхаммером, хорошенько смазанным ядом… Так они первые начали. Кто с мечом ко мне придет, тот получит в орало.

В день получения результатов гистологии с тем же ощущением собственной конечности, вся в философских раздумьях, захожу за заключением МРТ. Почему-то перед важными вехами моей жизни все валится из рук и летит кувырком. Я называю это безобразие оплатой и считаю, что таким образом плачу за удачу. Перед томографией госпожа удача взяла с меня немалую плату. По дороге на процедуру нам с БМ (она сопровождала меня как безнадежную бестолочь, способную заблудиться в трех справках, не говоря уж о трех кабинетах) вздумалось перейти с солнцепека в тень. А я еще ухитрилась в тот момент, когда мы свернули на тенистую аллею, опустить голову, роясь в сумке в поисках бутылки с водой. И тут меня как стукнут по голове!

Удар был такой силы, что я повалилась на асфальт подрубленным деревом — вертикально. Даже сгруппироваться не успела. К счастью, ничего себе не сломала, отделавшись содранными локтями и ладонями. Выяснилось, что по башке меня стукнула ветка дерева, растущая на высоте 1,6 метра от земли поперек той самой аллеи. Почему ее не спилили? Наверное, местное население либо ниже метра шестидесяти, либо никогда не отвлекается на поиски чего-либо в женских сумочках, в которых, как известно, можно потерять верблюда, корабль пустыни. Хорошо, что обошлось без шишки на лбу, а локти и ладони за время прибытия приобрели страшноватый, слегка подсохший вид. И вот в таком виде я делала томографию со всеми ее онерами: неподвижностью, попытками подсчитать, сколько прошло времени, неистовым зудом разных частей лица и шеи и невозможностью почесаться.

Забавная штука МРТ — процедура, которой вовсю бросался доктор Хаус. Чуть что — сразу в крик: «На МРТ!» Как будто ни у кого из пациентов не может быть металлических деталей в организме (хоть в сердце, хоть в суставах, хоть в зубах), курса лекарств, несовместимых с «контрастом», который вводят при подозрении на очаговые изменения в тканях, неподходящего состояния организма (порой МРТ делают натощак). Но самое забавное — собственно заключение. Читаешь его и вдруг с необыкновенной ясностью понимаешь: человек всего лишь кусок плоти. И это так обидно! В глубине души-то надеешься, что ты «чистый эфир, ничего земного». Нет никакой плоти, клеток, жидкостей, тканей, сосудов. Есть сияющая божья искра, дар небес, который может осуществлять деятельность мозга отдельно от мозга.

А вот хрен. Есть комок разнородных клеток, способный черт-те на что — но способности его обладателя, а главное, их воплощение зависит от каких-то там лобных и прочих долей, мозолистого тела, гипофиза, миндалин, желудочков… Вы в курсе, что такое желудочки в мозгу и для чего они нужны? Я отныне в курсе. Оказывается, они у меня увеличены — результат не то спортивной, не то детской травмы. В результате нее спинномозговая жидкость может чрезмерно наполнять эти проклятые желудочки в мозгу — у малых детей от такого делается гидроцефалия, водянка мозга, от нее помогают лишь так называемые «меры отчаяния» вроде шунтирования мозга. Родители! Не бейте детей по голове, даже если они вас невыразимо достали! Помните, что вы сильнее. Хотя и умрете раньше. Да и у взрослых тоже… ничего хорошего черепно-мозговая травма, в том числе и перенесенная на ногах, не вызывает.

И все же понимание того факта, что изменив ширину каких-то там бороздок, идеальную симметрию каких-то там желудочков, прибавив клеток там, убавив ликвора здесь, мы получим совершенно другую личность… Это понимание раздражает. Есть истины, в которые не хочется верить — а придется. Так вот, зрелище вашего собственного мозга — одна из них.

Тем не менее врачи, можно сказать, не обнаружили у меня ничего выдающегося, никакого интересного случая, который бы меня медленно убивал, доставляя моим целителям массу полезной информации, абсолютно бесполезной для меня лично. Ну и славатебебоже, никогда не хотела служить лабораторным материалом. Однако когда парочка важных заключений сходится в один день, к вечеру хочется напиться или вообще уйти в запой. Но увы, лекарства с выпивкой несовместимы, поэтому я просто оставлю это здесь — странный опыт для пофигиста и отнюдь не ипохондрика.

поделиться:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • MySpace
  • FriendFeed
  • В закладки Google
  • LinkedIn
  • Reddit
  • StumbleUpon
  • Technorati
  • del.icio.us
  • Digg
  • БобрДобр
  • MisterWong.RU
  • Memori.ru
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
  • Блог Я.ру
  • Одноклассники
  • Blogger
  • email
  • Add to favorites
  • RSS
  • Yahoo! Bookmarks
  • Блог Li.ру

10 Август, 2018 в 8:00