В начало... » Уголок гуманиста » Зоопарки и клеркопарки на реке Бубна


Давно я не гуляла по Москве с фотоаппаратом. А что поделать, снимать разомлевшие от жары толпы неохота, туристские тропы, которые на Западе называются «кок-стрит», с каждым годом всё многолюднее и комфортнее. Для экстравертов. Недавно, проходя по Большой Грузинской, огибая людные места по широкой дуге (что угодно, лишь бы не выходить на Тверскую или Садовое!), остановилась перед окошком в стене зоопарка. Знаете, после реконструкции в ней проделали немаленькие окошки, чтобы животным жизнь медом не казалось, чтобы они и в самые ужасные минуты своего публичного существования не могли забиться в безлюдный угол и там переждать приступ социофобии.

Подхожу, а прямо перед окошком лежит белая лама. И не то рожать собирается, не то отдать Инти душу — морда печальная-печальная, зубы желтые-желтые, копыто в молитвенном жесте простерто к небесам… У меня рука не поднялась это фотографировать. И как люди ухитряются снимать драки, катастрофы, ДТП и умирающих зверушек? Рядом была БМ, поэтому я не стала говорить: ой, она, кажется, сейчас околеет. Мышь бы расстроилась.

Впрочем, лама полежала-полежала и явно передумала умирать, зоотехники же не кинулись ее исповедовать и реанимировать. Поэтому я поглядела-поглядела, да и пошла себе фотографироваться у водопада при главном входе. Внутрь, разумеется, заходить не стала, убоявшись детишек. Детишки в зоопарке — это отдельный биологический вид homo scrofa, особенно в хорошую погоду, когда всем диким и полудиким кабанятам раздолье. Чувствуешь себя словно удачливый охотник: вышел гусей-уток пострелять, а наткнулся на прелестную зверушку под двести кило весом, с загнутыми вверх клыками, нехорошо косящую лиловым глазом.

Поэтому в Московском зоопарке я бываю в основном в инсектарии, серпентарии и отделе ночных тварей. Видимо, оттого, что сама такая, вот и хожу навещать родственные души. Все остальные животные вызывают ощущение, что в дикой природе, обильной опасностями и бедной кормом, им было бы если не лучше, то привольней наверняка. А гадов, насекомых, летучих мышей и тут неплохо кормят. Им не мешает камень вокруг и скудость всего относящегося к природе — травы, земли, воды и неба.

Пока писала, вспомнила, где мне мерещилось то же самое, скудное, каменное пространство, но для людей. Сходное ощущение возникло, когда мы с БМ еще ранней весной прогулялись до Москвы-сити — стало любопытно, настолько ли там тоскливо, как кажется издали. Ведь каждый раз, проезжая «пункт приема стеклотары» по открытой Филевской линии метро или глядя на него в окно, вместо закономерной зависти к «буржуям» отчего-то испытываешь чувство бесприютности. Точно в каменной пустыне среди скал оказался, без продовольствия, транспорта, связи и компании.

Вблизи Москва-сити оказалась не очень комфортной: гигантская гора разноцветного стекла, составные части которой теснят друг друга. Чем хорош небоскреб? Не в последнюю очередь видом, открывающимся из его окон. А таращиться в окна такого же небоскреба напротив за те немыслимые деньги, которые придется платить за аренду каждого метра (покупку квартирок в «тауэрах», мне кажется, не замышляет вообще никто) — hi batsy, как приветствуют вуайеристов за океаном.

Окрестности тоже не радовали глаз. Представьте себе узел транспортных завязок-развязок с круглосуточным автопотоком, МЦК, по которой каждые три минуты проносятся поезда, автомойки, шиномонтажи, заправки, закусочные, вечные (со своей молодости их помню) не то дорожно-ямочные работы, не то свалки под мостами и эстакадами… А вокруг Сити — стройки-стройки-стройки, явно тоже не собирающиеся заканчиваться.

Возле подчеркнуто шикарных башен из стекла практически без всякого бетона по-плебейски пахло беляшами и шаурмой. Кафе, притаившееся, словно крипта ранних христиан, где-то в подземелье, через вытяжные башни ЧУДОВИЩНО озонировало холодную пафосность «ситей» фаршем из мяса неопознанной живности — и, разумеется, с богатой добавкой чесночного порошка. Ну хорошо, хорошо, будет считать, то была асафетида. Для шику.

Хотя истинную, буквальную асафетиду здесь выбрасывает в атмосферу нечто вроде станции очистки сточных вод. Полезное сооружение, но если даже зимой (видите лед на реке?) от нее тянет аммиаком, что будет летом? Сейчас-то проверять окутывающее Москву-сити амбре мы точно не пойдем. И без того представляю, что это будет: отстой, выхлопы, асафетида в беляшах и в воздухе.

Не завидую тем счастливчикам, что жмутся у ворот дворцов Большого Жизненного Успеха — в тонких пиджачках на пронизывающем ветру, с картонным стаканом в одной руке и сигаретой в другой, пытаясь читать в смартфонах крики души от таких же счастливчиков… И думаю, что в Москве становится всё больше «высококоммерческих» районов, где мамашам с младенцами, собачникам с питомцами-любимцами, детям в возрасте «давай побесимся» и приткнуться-то некуда. Ради ежедневной прогулки во саду ли в огороде нужно отправляться за сто верст киселя хлебать. Про магазины, которые НЕ бутики, и вовсе молчу.

Жить здесь точно нельзя, хотя рядом с Москвой-сити зачем-то притулился храм преподобного Серафима Саровского постройки середины 2000-х. Что в нем делать клеркам? Во время кофе-брейка свечки ставить, чтобы пронесло и от тюрьмы упасло?

Одна радость у живущих на коммерческой Голгофе — торгово-развлекательный комплекс «АфиМолл Сити» жизнерадостного зеленого цвета. Хороший ТЦ, ничего не скажу. Я в том «АфиМолле» пила жуткий старбаксовский кофе (жуткий по количеству сахара и сливок, которые я в него каждый раз кладу — а как тут удержаться-то? хорошо хоть от куска торта отказалась), а еще приобрела три вазы под провода и пуфик под шезлонг. Объясняю: провода и зарядки я храню не в коробках (они неэстетичные и рыться в них долго), а в больших стеклянных вазах. И косметику тоже. Сразу видишь, что берешь. Поставишь эти вазы рядом — никто и не замечает, что в них не дурацкий цветной песок, не сушеные цветики-семицветики и не прочие декоративные идиотизмы. А косметику так и вовсе принимают за новое слово в дизайне.

Но больше всего меня повеселило старое-престарое здание Трехгорной мануфактуры (тоже уже бывшей), издали похожее на раннеготический замок. Вентиляционные башни с колпаками выглядят, словно смотровые, внешняя стена в лучших готических осадно-оборонных традициях — глухая, со скругленными пилонами, окна узкие, словно бойницы… Красота!

С каким неизъяснимо угрюмым видом взирает Трехгорка на рождение нового коммерческого центра — ее-то коммерческое времечко миновало безвозвратно! Ничего, думает бывшая ситценабивная фабрика Прохоровых, твое тоже минует. И небось, пораньше, чем мое! Да уж, не верится, что эта стеклянная ерундовина продержится два века, подобно торговому товариществу предков наших, пережившему пару-тройку революций и как минимум три исторических эпохи. Нет, я бы этим «тауэрам роскоши» и века не дала. Что они производят-то здесь? Места работы для топ-менеджеров?

Словом, я, темный человек, поглазела, поснимала — и пришла к выводу, что в том же Пресненском районе есть зоопарк для зверей, а это — зоопарк для людей. Клеркопарк. А почему на реке Бубна? Так это ж левый приток реки Пресни, раньше протекавшей по территории зоопарка, а теперь текущей в коллекторе под зоопарком, и аккурат в сторону Сити. К тому же название у нее подходящее — «Бубна» от слова «бубнить», «болтать без умолку», а также «киснуть, пучиться, подниматься бубном». Вот и Москва-сити поднялся, как на дрожжах, вспучился и бубнит.

поделиться:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Blogger
  • RSS
  • Блог Li.ру

11 Июль, 2019 в 8:00

Оставить комментарий:

Вы должны автоизоваться, чтобы оставить комментарий.